Вехи на пути рождения Российской империи

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

На протяжении многих веков противники России мечтали завладеть ее богатыми природными ресурсами

Теодор Тэтов


История Российского государства, если обратиться к его истокам, насчитывает более 1400 лет. В разные периоды времени славянские княжества, которые создавались на нынешней территории России и сопредельных стран, имели разные столицы – Киев, Владимир, Суздаль и другие. Но объединяющим центром, вокруг которого собирались, росли и множились земли, получившие сначала название Руси, а затем России, еще в Средневековье стала Москва. Суздаль и Владимир помогали ее росту и со временем уступили ей пальму первенства. Великое княжество, столицей которого была Москва, получило за рубежом название Московии.

Историческую роль, которую играл этот политический и экономический центр Руси, можно сформулировать следующим образом: борьба против политической и экономической экспансии образований и племен из Восточной и Западной Европы, а также из татарских ханств, сохранение независимости и суверенитета русских княжеств и обеспечение доступа к Балтийскому морю для осуществления внешней торговли.

Царь Иван III

Противниками Руси были на протяжении столетий Польша, Лифляндия, Дания, Швеция, рыцарские ордена и крупное объединение западноевропейских купцов стран Балтийского региона – Ганзейская лига. Большинство из них оказывало давление на Русь или просто вступало с ней в войну, чтобы не допустить ее выхода к Балтийскому морю и, контролируя тем самым внешнюю торговлю страны, пользоваться ее богатыми природными ресурсами, почти ничего не давая взамен.

В этом противостоянии было несколько важных этапов, в ходе которых Руси, под началом ее великих князей или царей, порой удавалось либо добиться мира после продолжительных военных действий, либо даже выиграть в этой борьбе. Обычно это происходило тогда, когда то или иное княжество или целое объединение княжеств возглавляли подлинные патриоты своей страны, способные отстаивать ее границы с оружием в руках. Таких, кстати, в истории Руси было немало, но важнейшими вехами на пути к рождению Российской империи были деяния и правление князей Андрея Боголюбского, Александра Невского, великого князя Ивана III, царя Ивана IV, а также царей Михаила и Алексея из рода Романовых. Завершил их борьбу за независимость и суверенитет России первый император на русском престоле – Петр I.

На землях, лежащих к западу от Руси, уже в раннем Средневековье существовало понимание того, что их восточный сосед обладает огромными, практически неисчерпаемыми природными ресурсами. Обширные земли, чистая вода, металлы, пушные звери, зеленые луга и обилие рыбы в реках – все это издавна привлекало завоевателей. Для них было крайне соблазнительно взять под контроль и русскую торговлю. А ведь еще в дофеодальный период экспортными товарами Руси были меха бобровые, соболиные, горностаевые, куньи, лисьи, заячьи, беличьи, воск, мед, лен, полотно, серебряные изделия, кольчуги. А к XIII веку к этому списку добавились овчины, козлиные шкуры, кожа, серебряные сосуды, бронзовые зеркала, медные замки, резная кость и изделия литейного, ювелирного и керамического ремесел.

Местные князья жили по законам феодальных времен: за счет простых людей. Мало кто из них имел представление о том, насколько важно единство для сохранения самобытности русского народа и его религии, для успешной обороны русских земель и для отстаивания права на их подлинную независимость. Если среди них появлялись истинные патриоты своей земли, то они были в большей степени исключением из правил, нежели нормой.

Одним из тех князей, которые обладали виденьем будущего и проявляли заботу о русском народе, был Андрей Боголюбский (ок.1111–1174), сын основателя Москвы Юрия Долгорукого. После смерти отца он стал князем Владимирским, Ростовским и Суздальским и перенес столицу своего княжества во Владимир. Кстати, это при нем появились на свет такие шедевры древнерусского зодчества, как церковь Покрова на Нерли в его резиденции в селе Боголюбове и Золотые ворота во Владимире – единственные из пяти ворот в крепостной стене города, которые сохранились до наших дней, спустя восемь с половиной веков.

Князь был смелым, образованным и здравомыслящим человеком и одним из тех государственников, которые сознавали значение и необходимость единого русского государства для его выживания. И далеко не только это! Он понимал, что для мирного существования, развития и благоденствия стране необходимы границы, которые делают ее обороноспособной, а также выходы к морям, чтобы обеспечивать потребности в товарах и устанавливать международные связи с другими странами.

Однако Андрею Боголюбскому не удалось покорить Новгород и объединить русские княжества в единое государство, хотя был период, пусть и кратковременный, когда Владимир-Суздальское княжество было главенствующим в союзе более сорока княжеств. Его поход на Новгород окончился неудачей, что неудивительно: новгородцам тогда помогали короли и князья из соседних стран.

В XIII веке князь Александр Невский нанес целую серию поражений врагам Руси. Он получил прозвище «Невский» за победу над шведами на Неве в 1240 году. В том же году отряды крестоносцев, рыцарей из Тевтонского ордена и их оруженосцев, числом более девяти тысяч, начали наступление на русские земли. Они были разгромлены Александром в ходе битвы на Чудском озере. Затем он разбил в 1245 году литовцев. Эти и другие его победы на время ослабили напор врагов с Запада, что имело особое значение для Руси, подвергавшейся постоянным монгольским нашествиям с востока.

Но жажда наживы не покидала западные страны – вторжение собиралась осуществить Ганзейская лига. В разное время в нее входило от 70 до 170 городов, торговавших в Балтийском регионе. Тут надо сразу отметить весьма важный пункт: к моменту образования такой большой и сплоченной общими целями ассоциации природные ресурсы Северной Европы, за исключением угля, были в основном уже израсходованы. Поэтому, когда этот политико-экономический союз был на пике своей доходности, ее можно было обеспечить единственным способом: получением таких ресурсов из земель, лежащих к востоку. То есть из России.

Потребителями этих ресурсов были около 100 портовых городов Западной Европы и примерно 3000 прочих населенных пунктов, находящихся под их контролем. А чтобы прибыль в приобретении этих ресурсов (от зерна до пушнины) была максимальной, требовалось два условия: первое – получение (любыми способами!) привилегий в торговле с русскими городами, через которые эти ресурсы и выкачивались, и второе – сохранение этих привилегий с помощью оружия.

Лига декларировала партнерство, общее благоденствие и честность, но в ее деятельности не было ничего, кроме презрения к народу, с которым она имела дело, и постоянного давления на русских поставщиков ради высокой прибыли. Лига часто бряцала оружием: ведь ее опорой были рыцарские ордена, ее верные союзники, которых она снабжала оружием и деньгами.

Масштабы выкачивания ресурсов из России были фантастическими. Именно за счет поставок из России мехов, кожи, воска, рыбы, жиров, зерна и прочих товаров, за которые Ганза платила гроши, ее оборот постоянно рос; она открыла свои конторы и устроила склады в Лондоне, Бергене, Венеции, Брюгге и Новгороде. Хитроумно составленные договоры делали Новгород, а потом и Псков полностью зависимыми от торговли с Ганзой; все русские товары, купленные здесь, переправлялись в крупнейшие ее города, а освобождение от пошлин сулило огромные барыши.

В 1391 году был подписан кабальный договор, одной стороной которого были ганзейские купцы, Рига, Дерпт (Тарту) и Ревель (ныне Таллин), а с другой – Новгород и Псков. Уже по списку участников договора ясно, что он не был и не мог быть равноправным, хотя на бумаге уравнивал в правах ганзейских и русских купцов. И действовал этот договор до 1494 года! Сколько же заработали за целое столетие на торговле в России ганзейские купцы!

Ганза практически монополизировала торговлю через Новгород и Псков и протянула свои щупальца в центральные районы России. Что же касается жителей этих торговых городов, то в них существовала «новгородская демократия» – своеобразная законодательная система в Новгороде и Пскове, когда общее собрание горожан, вече, принимало принципиально важные политические решения.

Эта система не могла быть и никогда не была той «народной демократией», которую российские либералы в XIX веке ставили выше царской власти. В вече принимали участие посадник (глава города), бояре, их окружение (включая дружинников), купцы и их приказчики, ремесленники, рыбаки и крестьяне. Если верхушка была заинтересована в чем-либо (например, в торговле с немцами), то положительное решение, конечно же, общим собранием принималось. Если учесть, что в начале торговых отношений с Ганзой в вече принимало участие всего несколько тысяч жителей, то нет сомнений, что большинство семей, которые зависели от воли бояр и от отношения к ним купцов, непременно поддерживали их позицию на вече. Между тем давление Ганзы привело к тому, что в XV веке новгородцы оказались в полной торговой зависимости от нее и не могли самостоятельно торговать с другими странами.

Задачу, которую ставил себе Андрей Боголюбский, выполнил другой харизматичный русский лидер – Иван III, дед царя Ивана IV. Он стал великим князем московским в 1462 году. На Руси до того времени не было политической фигуры такого масштаба. Чтобы дать представление о нем, как о сильном и мудром правителе, достаточно назвать два огромных его достижения: он более чем в два с половиной раза увеличил территорию своего государства и избавил Русь от оброка, который она ежегодно выплачивала Золотой Орде. Он хотел видеть Русь единой, сильной, независимой и процветающей. Но засилье ганзейских купцов в Новгороде было той незаживающей язвой на теле страны, которая не давала всем княжествам пользоваться этим городом как воротами для торговли с Балтийским регионом, а ограничения, наложенные на торговлю новгородских купцов, делали и их подручными Ганзы.

Ганза старалась сохранить в этих городах свои позиции, чтобы не потерять российских поставщиков таких традиционных товаров, как меха, воск и рыба. Подобно тому, как в наши дни задабривают коррумпированных политиков, приглашая их на «семинары» и «конференции» с роскошными банкетами, Ганза устраивала новгородским и псковским купцам туры в ганзейские города, вручала им ценные подарки. Но торговля медленно шла на спад, а вот Русь развивалась.

Иван III трезво оценил обстановку: в 1492 году он заложил на реке Нарове, напротив ливонской Нарвы, крепость Ивангород. Она должна была стать форпостом на границе России. Ему удалось на время вернуть под свое влияние Новгород и Псков. В 1503 году, после серии вооруженных конфликтов, он заключил с Ливонской конфедерацией перемирие на шесть лет. Впоследствии оно продлевалось на тех же условиях в 1509, 1514, 1521, 1531 и 1534 годах.

С. Ростворовский. «Послы Ермака у Красного крыльца перед царем Иваном Грозным».1884

Между тем на границе России и Ливонской конфедерации обстановка со временем становилась все более взрывоопасной. Хотя перемирие соблюдалось, лифляндцы и их союзники в Балтийском регионе готовились к войне с восточным соседом. Особенно соблазнительно для них было развязать войну против России после смерти великого князя владимирского и московского и государя всея Руси Василия III. В 1533 году его наследником стал Иван IV, которому было всего три года, и в Западной Европе решили, что внутриполитическая борьба в Московии ослабит страну и даст возможность вернуть Новгород, Псков и часть северных земель.

Но регентами при царе были в своем большинстве люди, настроенные патриотически и заботящиеся о сохранности границ Руси. Строительство укреплений на западных границах продолжалось, армия совершенствовалась, а воеводами Московии были испытанные воины. И тогда у врагов Руси возник коварный план: дождаться совершеннолетия Ивана и начать войну, когда неопытный великий князь будет вынужден принимать решения сам и вряд ли сможет вести себя как мудрый политик и стратег.

Однако Иван в 20 лет уже был и стратегом, и воином. В ряде исторических обзоров, написанных на Западе и нередко поддерживаемых «западниками» в России, нередко звучат слова, что Иван IV, дескать, не обладал даром вести дипломатические переговоры, пытался все международные проблемы решать силой. Ничто не может быть так далеко от истины, как подобное заявление. Царь вступал на путь войны лишь тогда, когда понимал, что мирного решения в том или ином вопросе быть не может. Но от подписания мирного договора на приемлемых условиях он не отказывался. К примеру, 7 августа 1562 года он подписал мирный договор между Россией и Данией, по которому согласился отдать датчанам острова Эзель в Балтийском море.

Но он сознавал, что чем больше он сделает уступок своим противникам, тем больше будут их аппетиты, и поэтому подкреплял дипломатические усилия наращиванием военных сил, где это было возможно.

Иван Грозный был великим царем. Он создал регулярную армию, построил сотни крепостей, развивал книгопечатание и заботился о равенстве всех народов в его царстве. Долгие годы прошли в собирании сил и залечивании ран, нанесенных врагами. Но мирными эти годы не были. На севере России было неспокойно, шведы постоянно стремились к обострению отношений. В тот самый год, когда подписывалась польско-литовская уния, турецкий султан начал поход в район Астрахани, а крымчаки совершили три набега на южные районы Руси.

Критики Ивана Грозного, оценивая итоги войны, которую он вел в Лифляндии (Ливонской войны), утверждают, что раз война фактически окончилась восстановлением статус-кво, то получается, что царь Иван воевал зря, что он ничего не добился, а лишь тратил ресурсы страны.

Однако, во-первых, недругам России не удалось ее сломить: сражаясь с армиями четырех стран и с наемниками еще из шести, вооруженными самым современным по тем временам оружием, она не только защитила себя, но и отбила у некоторых стран охоту совершать против нее агрессии. Кстати, наемники из Франции, Шотландии и германских герцогств были опытными профессионалами, прошедшими не одну войну на территории Европы. И к ним надо добавить, к сожалению, еще несколько тысяч русских воинов, которые изменили своей стране по наущению некоторых бояр, врагов Ивана IV, а также вражеские отряды, возглавляемые князьями из земель нынешней Украины. И все они грабили и разоряли Русь как могли…

А ведь и без них, даже по официальным данным, во всех сражениях Ливонской войны с русским государством принимало участие около 200 тысяч человек, которым противостояло менее 90 тысяч русских. На самом деле, если сосчитать еще всех польских, литовских, чернобыльских и прочих противников России во времена Ивана Грозного, то наберется не менее 220 тысяч человек. Но Русь выстояла!

VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.