Письма читателей

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Уважаемый Виктор Лупан!

К Вам обращается из Нью-Йорка участник ВОВ Николай Зайцев. Ваш журнал «Русская мысль №61/5, май 2015» прочитал в марте 2016 г. от корки до корки и восхитился его информативностью, объемностью и содержательностью, а также высоким качеством оформления. Спасибо Вам, редакции и многочисленным авторам!

С уважением и наилучшими пожеланиями!
Николай Зайцев, полковник в отставке. Нью-Йорк

Увековечить память…

Автор статьи «Война с забвением» делает упор на том, что только в России и СНГ существует массовое общественное движение по поиску погибших и пропавших без вести во Второй мировой войне солдат и командиров Красной армии. Замечательно, что в России есть люди, кому не безразлична судьба тех, кто отдал свою жизнь за свою страну в борьбе с фашизмом.

Однако печально, что в России до сих пор точно не знают, сколько погибло бойцов в этой войне. Более 70 лет цифры человеческих потерь постоянно меняются и уточняются, российские власти не сильно заботятся о том, чтобы найти и захоронить погибших.

До сих пор остается астрономическое число «неизвестных солдат», пропавших без вести. Два года назад Министерство обороны снизило их количество с 5 до 4 миллионов 559 тысяч человек. Российские власти не хотят официально признать без вести пропавших воинов погибшими, то есть лишают миллионы людей юридически определенного статуса. Признать пропавших без вести родственников погибшими можно через суд, но собрать для этого огромное количество справок обычно не удается.

Министерство обороны России отказывается менять юридический статус пропавших без вести по причине того, что среди них были перебежчики, дезертиры и предатели. Но в плен попадали не по своей воле, а предателей было не так много, и они все известны. В России всегда быстро находят предателей – даже там, где их нет.

Россия должна не на словах, а на деле показать, что не остается безразличной к миллионам своих защитников. Государство должно выполнить свой нравственный долг и реально помогать энтузиастам поискового движения. Это и есть настоящий патриотизм.

В этом же номере есть интервью с российским министром культуры Владимиром Мединским, который к тому же возглавляет Российское военно-историческое общество. Он много рассуждает о значении Великой Отечественной войны, но ни слова не говорит об этой огромной проблеме миллионов людей, как будто ее не существует.

Виктор Вишневский, Люблин

Политика затмила музыку

Песня Джамалы о судьбе крымских татар в сталинскую эпоху принадлежит к давней и славной традиции политического музыкального искусства! Музыка и политика часто смешиваются. В основе национальных гимнов лежит эмоциональная притягательность хорошей мелодии. Возьмите Верди или Боба Дилана – музыка на всем протяжении человеческой истории и во всем мире воодушевляли людей на восстания.

Песня стала выражением сопротивления диктатуре. В брежневскую эпоху и даже раньше такие исполнители, как Владимир Высоцкий и Булат Окуджава, становились популярными символами независимого мышления. Их песни не были открыто политическими, но в их словах легко можно было увидеть осуждение гнета и насилия. Они давали надежду на перемены. Кассеты и записи ходили по рукам едва ли не как книги самиздата, которые издавались тайно, в обход цензуры.

В политическом подтексте голосования на «Евровидении» нет ничего нового. Жюри и болельщики часто голосуют не только за талант певцов, но и по национальному признаку. Но в итоге победа все равно является победой, а если у нее есть политическое измерение, то его следует приветствовать. Песни – они об эмоциях и о памяти. Джамала принадлежит к давней традиции музыки протеста и свободы.

Алиса Яковлева, Германия

У войны не женское лицо

Книга «У войны не женское лицо» потрясла до глубины души. С детства знала, что была война, по рассказам бабушки, знала, это страшно, но прочитав эту книгу, только теперь поняла, что до конца не осознавала весь ужас той войны. Сколько всего пришлось пережить и вынести женщинам?! Они и снайперы, и танкисты, и водители – наравне с мужчинами, а иногда и превосходя их. Думала, на войну призывали – оказалось, молодежь сама стремилась и искала все мыслимые и немыслимые способы попасть туда. Да прямо на передовую – и никак не меньше.

Книга написана по рассказам реальных людей. Тех, кто воевал, тех, кто выжил в этой войне. Автор показал другую войну, другую победу, ужасную, страшную действительность!!!

С каждой главой, с каждой историей мой мозг начинал мыслить по-другому. Трудно это объяснить… Все, что нас окружает, – это мелочи. Важно другое! Видеть своих детей счастливыми, слышать их смех. Засыпать и просыпаться рядом с любимым человеком и знать, что вот он рядом! Видеть солнце, небо, мирное небо! Мы почему-то перестали думать о войне, перестали ее бояться, а ведь раньше у каждого самая главная мечта была: «Чтобы не было войны!»

Очень правильно сделали, включив эту книгу в школьную программу, хотя она действительно страшная, но, может быть, она заставит детей задуматься о настоящих ценностях. Мы почему-то перестали думать о войне, перестали ее бояться, а ведь раньше у каждого самая главная мечта была: «Чтобы не было войны!»

Женская война, она совсем не такая, как мужская. Пройдя ад войны, женщина говорит: «Для меня самое удивительное, что после такого сильного страха и ужаса я смогла родить красивых детей».

Светлана Алексиевич пыталась большую историю уменьшить до одного человека, чтобы что-то понять. Но даже в пространстве одной-единственной человеческой души все становилось не только не яснее, но еще более непонятнее, чем в большой истории.

«Не может быть одно сердце для ненависти, а второе – для любви. У человека оно одно».

«После войны долго боялась неба, даже поднять голову к небу. Боялась увидеть вспаханную землю. А по ней уже спокойно ходили грачи.Птицы быстро забыли войну…»

Но мы не птицы, мы должны помнить…

А женщины хрупкие, нежные – разве они созданы для войны?

Сильная книга, настоятельно советую прочитать.

Никита Куприянов, Лондон

VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.