Высокие отношения Barolo и Barbaresco

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Когда за долгим жарким летом следует мягкая осень, виноделам остается только благодарить Бога

Рики Ваят

Кто бы ни составлял символическую пятерку самых значимых вин Италии, в нее всегда включены пьемонтские звезды – Barolo и Barbaresco. Они представляют великий сорт Неббиоло.

Для любителей итальянских вин Barolo и Barbaresco являются чем-то вроде легенды – необычные вина, производимые в маленьком районе из винограда, вырастить который совсем непросто. Barolo и Barbaresco являются особенными, редкими и дорогими, так же как и белые трюфели, растущие в той же самой благословенной земле вокруг пьемонтского города Альба.

За последние десятилетия мир вин значительно изменился, а вместе с ним изменились и пьемонтские виноделы. Одни – поспешно и с энтузиазмом, другие осторожно и постепенно, а третьи и вовсе неохотно. В Италии до сих пор встречаются виноделы, которые решительно утверждают, что все осталось как при жизни их дедов.

В реальности, когда дело доходит до выращивания винограда или производства вина, все производители Barolo и Barbaresco становятся модернистами. Никто не делает старое Barolo – дубильное вино c сорокадневным кожным контактом, с бесконтрольной, обычно высокотемпературной ферментацией и выдержкой в дереве до десяти лет. Бруно Джакоза из безукоризненно традиционной винодельни «Джакоза», категорически заявляет: «Обычно мы мацерируем наши Barolo или Barbaresco 10–15 дней. Никто больше не делает их как раньше. Мы являемся традиционной винодельней, потому что не используем баррики (маленький бочонок – прим ред.) и не смешиваем Неббиоло с Каберне или Барберой – вот и все».

При разумном использовании баррик может наделить вино многими качествами. Например, он может помочь установить цвет Неббиоло – этот виноград часто является светлым и имеет тенденцию преждевременно принимать по краям оранжевый оттенок, так что выглядит старым. Иногда бочка может заменить резкие танины на более мягкие, горькие на сладкие. А еще дерево может придать вину сладковатый вкус с помощью легкого ванильного оттенка, который быстрее делает грубоватое молодое вино пригодным для питья. Но при чрезмерном использовании дуб может начать преобладать над вином, уничтожая вкус и характер сорта винограда и лишая вино местных корней и особенностей. Поэтому баррики остаются рискованным делом среди поклонников Barolo и Barbaresco.

Анжело Гайа был одним из первых, кто использовал баррики, и он в течение 10 лет практиковался с Барберой, перед тем как начал выдерживать в них Неббиоло: «Я начал использовать бочонки с барберой в урожае 1968 года и с Неббиоло в 1978 году и считаю, что мой Barbaresco 1985 года слишком насыщен дубом. Нужно немало опыта, чтобы правильно обращаться с бочонками».

Баррики или бочки – не самое главное, просто они являются составной частью стиля вина. А вот что действительно изменилось для всех в Пьемонте, так это способ, которым делается вино.

Настоящие изменения начинаются на винограднике, в самом винограде. Неббиоло – это Barolo и Barbaresco; итальянский закон вина и местные традиции указывают на то, что это стопроцентные сортовые вина. Следовательно, характер винограда Неббиоло определяет в них все самое важное. В благоприятной местности, такой как холмы вокруг Альбы, Неббиоло может дать вино превосходного качества, хотя и там он остается невероятно трудным сортом. Если же его выращивать где-то в другом месте, вино будет постоянно разрушать надежды виноделов и никогда не сравнится со стандартами Альбы. Одной из особенностей Неббиоло является его способность легко и быстро видоизменяться в зависимости от поля. Как следствие, многие сажают селекционный материал со своих полей – выбирая черенки виноградной лозы, которая хорошо показала себя именно в данной почве и при данных климатических условиях, – и таким образом неизбежно подчеркивают различия между своими винами и винами соседей.

Человек способен сделать много, однако последнее слово всегда останется за природой. Изменения, проведенные виноградарями и виноделами за прошедшие два десятилетия, оказались жизненно важными для Barolo и Barbaresco. Но самой большой переменой стало изменение климата в районе Альбы. Климат начал меняться примерно двадцать лет назад. Урожай 1985 года стал по-настоящему первым современным урожаем во всех отношениях – в плане погоды, винограда и техники погребов. Начиная с 1985 года каждое лето было жарким, сухим, почти засушливым, как раз таким, чтобы Неббиоло полностью успел созреть. До этого Барбера представляла собой сплошную кислоту, а Barolo – танин; а теперь Барбера являет собой нечто потрясающее, а Barolo и Barbaresco приятно пить с самого начала.

Интересно отметить, что если год оказывался плохим для вина, то он был очень благоприятен для белых трюфелей, еще одной гордости Альбы. Тот факт, что за шесть лет не было ни одного урожайного года для трюфелей, еще раз подтверждает, как сильно изменился климат Альбы. Теперь влажная весна (часто с низкой температурой) и лето почти как в Аризоне стали обычным явлением. В недавнее время недозревание было самым слабым местом для Неббиоло, а теперь виноградари внимательно следят, не перезрел ли он и не превращается ли в изюм. Когда за долгим жарким летом следует мягкая осень с небольшими дождями, как это было в последние шесть лет, гроздья Неббиоло становятся почти совершенными – сочные и насыщенные, с таким содержанием кислоты и сахара, за которое виноделам остается только благодарить Бога.

Давние любители вина несомненно увидят в нынешнем Пьемонте аналог тому, что произошло в Бургундии после Второй мировой войны, когда мелкие виноделы, начали разливать вино по бутылкам под своим собственным именем. В этой ситуации потребитель просто запутался в многообразии имен и марок, а большие негоциантские торговые дома лишились своего господства.
Подобные вещи происходят с Barolo и Barbaresco, «крю» становятся все более известными, а все большее число мелких виноградарей начинает делать и разливать свое собственное вино.

При увеличении числа производителей, а следовательно и увеличении отдельно разлитых и промаркированных вин Barolo и Barbaresco, для потребителей, кроме дегустации множества вин, ведения записей и приверженности любимому производителю, наличие системы ранжирования – единственный выход. Но системы ранжирования нигде в мире не создаются легко или быстро, а особенно в Италии.

Гайа выработал собственное решение: отказ от статуса DOCG для своих вин с одного виноградника; на этикетках сейчас указывается только название виноградника и обозначение Ланье Россо (Ланье – это большее региональное обозначение, включающее в себя район Альбы и части близлежащего Роэро). Такое самоотречение – благородное или коммерческое, бескорыстное или просчитанное, в зависимости от представлений каждого наблюдателя, – также дает ему возможность варьировать состав, уйдя от четкого требования 100% Неббиоло в Barbaresco и Barolo по DOCG. Сейчас он добавляет 5–8% Барберы в вина урожаев, собранных на его престижных Коста Русси, Сори Сан Лоренцо и Сори Тилдин.

Согласно действующему закону, Barolo и Barbaresco должны состоять на 100% из красного винограда сорта Неббиоло, но серьезные виноделы по всему миру никогда не позволяли закону стать на их пути, если они считали, что сделают вино лучше. Многие виноделы в районе Альбы опасаются за несоответствие между светлым цветом Неббиоло и его темным насыщенным ароматом. Сегодня существует тенденция увеличивать посадку Мерло и других иностранных сортов. Их использование может привести к изменению традиционного цвета вина.

Как почти все в Италии, виноделие является зрелищным спортом, у которого много фанатов. Споры – явление обычное, и их не избежать, особенно если дело касается гордости Италии – вин Альбы.

VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.