ВОКРУГ СВЕТА С ПОНТИФИКАМИ (Продолжение. Начало читайте в №76/8)

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Беседу вела Виктория Маутер

А.М. Букалов: «Католическая Церковь ожила, наполнилась новым духом и, как считают ватиканисты, переживает период своего Возрождения»

О своей новой книге «С понтификами по белу свету» рассказывает известный журналист-международник, писатель, руководитель представительства ТАСС в Италии и Ватикане Алексей Михайлович Букалов.

– Алексей Михайлович, ваша книга «С понтификами по белу свету» состоит из трех основных частей, каждая из которых посвящена одному из трех последних римских пап. О славянском папе Войтыле уже немного вспомнили, теперь на очереди папа Бенедикт XVI. Какие наиболее интересные воспоминания связаны с профессором богословия из Регенсбурга?

– Весной 2005 года пожилой немецкий кардинал Йозеф Ратцингер, один из самых влиятельных иерархов Римско-Католической Церкви в эпоху Иоанна Павла II, получивший кардинальскую мантию еще из рук Павла VI, одновременно и хотел, и боялся взойти на престол после смерти своего шефа.

В апреле 2005 года Ратцингер уже руководил церемонией похорон польского папы, публично отслужив на площади Св. Петра поминальную мессу. Опытные российские телезрители, родом из СССР, сразу поняли, кто будет новым лидером: в советскую «Пятилетку пышных похорон» (ППП), руководитель, который с трибуны Мавзолея открывал траурный митинг, становился новым генсеком. Это старое советское правило сработало и в Ватикане.

Вновь избранный понтифик, взявший себе имя Бенедикт XVI, появившись на центральном балконе главной католической базилики (когда прозвучали традиционные слова кардинала-камерленго «Habemus papam» – «У нас есть папа»), неожиданно признался перед толпой верующих: «Я молился Господу, дабы миновала меня чаша сия».

После динамичного и энергичного «папы-атлета», пусть и тяжело больного в последние годы, церковь получила в свои духовные пастыри хрупкого тщедушного старого человека, «книжного червя», ученого-богослова. Он сразу же столкнулся с проблемой контакта и общения с массой верующих. Увы, этим трудным ремеслом Йозеф Ратцингер так до конца и не овладел.

Очень интересная и символическая история произошла во время Апостольского визита в Польшу (май, 2006 г.), на родину своего великого патрона и предшественника, при посещении бывшего концлагеря «Освенцим».

Мы приехали на автобусе в это проклятое место, буквально подавляющее сознание своей сохранившейся до наших дней зловещей аурой смерти и насилия. В чудовищный ландшафт, состоявший из бараков и печей, окруженных колючей проволокой, вписали наспех сколоченную трибуну для прессы, покрыв ее брезентовым навесом, так как моросил мелкий дождь.

Папский кортеж остановился у печально знаменитых ворот с надписью «Труд делает человека свободным». Бенедикт ХVI не захотел въезжать на машине на территорию лагеря: «Так делали нацистские бонзы», – заметил он. Быстрыми мелкими шажками наместник апостола Петра направился к нашей трибуне. Над убеленной сединами головой понтифика его личный секретарь, немецкий епископ Георг, открыл большой зонт. Свита семенила следом. Все остановились на поляне, где установлен десяток черных, почти могильных камней. На каждом – число убитых заключенных и надписи на разных языках: на польском, русском, немецком, французском, английском, немецком, на иврите…

Папа медленно двигался по поляне, смиренно творя молитву у каждого камня. Когда он дошел до последнего, мы увидели, что отец Георг убрал зонт, – значит, дождь прекратился (под тентом это было не сразу понятно). Папа прочел очередную надпись с числом погибших, опять помолился, а затем поднял голову и громко обратился к небу с неожиданным сакраментальным вопросом: «А где же Ты был, Господи?!»

И в этот мгновение произошло самое удивительное, он получил ответ! В тот момент, когда из-за туч показалось и опять спряталось бледное солнце, через весь небосвод пролегла яркая радуга. Я даже успел ее сфотографировать, да и не только я.

Реакция была ошеломляющая (радуга – важный элемент Библейского сказания, да и к небесам обратился сам Папа Римский!). Появление радуги прозвучало тогда совсем иначе – по-библейски, как в истории с Ноевым ковчегом, как знак примирения между Богом и человеком.

Одна из бывших узниц Освенцима, приглашенная на церемонию, очень пожилая женщина с лагерным номером на запястье, упала, потеряв сознание. Еще бы – такой номер не может проделать никакой фокусник, даже самый знаменитый Дэвид Копперфильд.

– Вы упоминаете в своей книге папу Бенедикта как великолепного музыканта, музыковеда, как всесторонне образованного человека…

– Известно, что Йозеф Ратцингер – не только теолог и полиглот, но и прекрасный музыкант и пианист-любитель. Единственным изменением обстановки в папских апартаментах на третьем этаже Апостольского дворца после въезда туда Бенедикта стала установка там рояля, подаренного понтифику одной германской фирмой. Новый жилец часто играл своего обожаемого Моцарта. После публичных симфонических концертов в актовом зале ватиканского Аудиториума им. Павла VI или в загородной резиденции Кастель-Гандольфо папа Бенедикт неизменно комментировал исполненные произведения, демонстрируя высокую музыкальную эрудицию.

Так произошло и на оказавшемся последним симфоническом концерте в Ватикане, организованном в честь папы президентом Итальянской республики Джорджо Наполитано (ровесником Йозефа Ратцингера, тоже собиравшимся покинуть свой пост). Вечер был посвящен годовщине Латеранских соглашений между Италией и Святым Престолом (1929). Оркестром «Флорентийский музыкальный май» под управлением Зубина Меты были исполнены Третья («Героическая») симфония Людвига ван Бетховена и отрывок из сюиты по мотивам оперы «Сила судьбы» Джузеппе Верди.

Мне довелось присутствовать на этом концерте и, кроме великой музыки, услышать и
послесловие суверена Ватикана. Он не только абсолютно профессионально проанализировал игру артистов и состав произведений, но и напомнил слушателям, что первое исполнение оперы «Сила судьбы» состоялось в Санкт Петербурге, на сцене императорского Мариинского театра…

А когда приезжал русский православный хор, на концерте присутствовал митрополит Волоколамский Иларион, исполнялось одно из его произведений.

Я был на этом концерте с ныне уже покойным Юрием Петровичем Любимовым. Дирижировал оркестром молодой Карло Понти. Послушать выступление маэстро пришла его матушка Софи Лорен, села в первый ряд, а мы сидели с другой стороны в третьем. Говорю Любимову – а знаете, что вы не единственный народный артист в этом зале? И он замечательно ответил: «Как, неужели Басков тоже здесь?»

В одном из последних зарубежных путешествий с папой Бенедиктом XVI я обратил внимание на очень напряженный график и плотную программу визита. «Куда он так торопится?» – спросил я у известного итальянского радиокомментатора, моего друга и постоянного спутника Рафаэля Луиса. И получил удивительный ответ: «Он спешит к своим чадам!» Я не понял – «Какие у папы могут быть дети?» Коллега пояснил: «Он торопится к своим книгам – каждый раз, возвращаясь домой, он буквально бежит к книжным полкам и любовно поглаживает корешки любимых книг, как бы здороваясь с ними».

– И, наконец, папа Франциск, которого вы назвали в своей книге «Суперстар», а главу, посвященную латинскому папе – «Обновление»… Как вы думаете, с приходом нового папы действительно наступила новая эпоха Возрождения для Римско-Католической Церкви и в какой-то степени для всех христиан?

– То, что произошло в Риме в первые месяцы 2013 года, многие коллеги называют «ватиканской весной», по аналогии с определением известных событий на арабском Востоке. Другие говорят о «землетрясении» в Апостольской столице. Этот процесс, разрушительный или созидательный, еще ждет своих историков, но простой перечень уже свершившегося впечатляет: драматическое, для всех неожиданное отречение от престола папы Бенедикта ХVI, избрание на конклаве первого в истории «латиноамериканского» понтифика, кардинала-иезуита Хорхе Марио Бергольо, бывшего архиепископа Буэнос-Айреса, который первым среди римских первосвященников принимает многозначительное имя Франциск, в честь «нищего проповедника» Франциска Ассизкого, небесного покровителя Европы. В выборе папой этого имени кроется целая программа его понтификата и курс, которым он поведет церковь.

Уже одно это имя стало камертоном личного поведения и даже политики нового суверена Ватикана. Он отказался переехать в традиционные папские апартаменты старинного Апостольского дворца, заметив, что «там хватит места для 300 человек», и демонстративно остался жить в гостинице «Святая Марфа», где селились участники конклава. Он не переодел свои стоптанные туфли, хотя один его предшественник, именно благодаря красным башмакам, завоевал однажды звание самого модного человека на Земле…

Франциск напротив попросил изготовить ему знаменитый «перстень рыбака», символ папской власти, не из чистого золота, а из позолоченного серебра. А большой крест поверх белой мантии он носит свой – старый, железный…

– В чем секрет всенародной любви, такой огромной популярности папы Франциска?

– Его простота, обаяние, смелые реформы, на которые никто до него не решался… Многие острые проблемы социальной доктрины Католической Церкви понтифик затронул в своем первом большом интервью, опубликованном в международном журнале «Католическая цивилизация» (Civilta Cattolica), принадлежащем ордену иезуитов, в который он сам входит. Это уникальное интервью понтифика стало коллективной акцией 16 иезуитских изданий. Папа утверждал: «Церковь является спасительным пристанищем для всех, а не маленькой часовней, в которой есть место только для узкой группы избранных».

Тезис «бедная церковь для бедных людей» реализуется папой Франциском в конкретных делах. В частности, в реформе Ватиканского банка (Института религиозных дел) со словами «апостол Петр не имел счета в банке». Как и ожидалось, папа производит важные изменения в Римской курии – правительстве Святого Престола. В частности, довольно быстро отправлен в отставку государственный секретарь Ватикана, кардинал Тарчизио Бертоне. Его сменил опытный дипломат, венецианский архиепископ Пьетро Паролин, лишь недавно назначенный кардиналом.

В папском граде-государстве с появлением папы Франциска произошла резкая смена стиля. Быстро ставшая популярной декларация «бедная церковь для бедных людей» стала действительно одним из краеугольных камней учения нового понтифика.

– Как папа Франциск относится к православию?

– Папа Римский Франциск высоко ценит духовность и традиции православия. Об этом понтифик заявил, общаясь с журналистами папского пресс-пула на борту самолета по пути из Рио-де-Жанейро в Рим. В связи с отмечавшимся в России празднованием 1025-летия Крещения Руси папа Франциск напомнил слова Иоанна Павла II о «свете с Востока». Он говорил об обычае «мощного литургического восхваления Господа нашего Иисуса Христа», существующем испокон веков в православии и сохранившемся до сих пор. «Бог – в центре этой традиции, что делает бесценным богатство духовного опыта православия», – сказал Франциск автору этих строк. Папа заметил, что в творчестве великого писателя Федора Достоевского, которого он призвал перечитывать, дан исчерпывающий портрет русской души.

А по пути из Стамбула в Рим, после экуменического общения с патриархом Константинопольским Варфоломеем (ноябрь 2014 г.), я задал вопрос насчет православия, по поводу возможности встречи папы с патриархом Московским. И он счел нужным подробно и доброжелательно ответить, сказав, в частности, что «готов встретиться с предстоятелем РПЦ в любой момент и в любом месте, хотя есть препятствия, преодолеть которые непросто».

Но это было сказано тогда, а сейчас уже известно, что долгожданная и первая встреча Патриарха Всея Руси Кирилла и Папы Римского Франциска состоится на Кубе, в Гаване, в ближайшее время – 12 февраля этого года.

– Папы интересны нам и в чисто человеческом плане, в обычной повседневной жизни. Что вам известно не о Франциске-папе, а о Бергольо-человеке?

– Папа Франциск умеет готовить паэлью и это испанское национальное блюдо у него особенно удачно получается. По свидетельству аргентинской журналистки Элизабетты Пике, дружившей с будущим понтификом, паэлья архиепископа Буэнос-Айреса Бергольо была лучшей в городе.

О кулинарных пристрастиях нынешнего главы Римско-Католической Церкви Пике рассказала в биографической книге «Франциск: жизнь и революция». Франциск – настоящий «мастер-шеф». В Ватикане Бергольо, вставая ежедневно в 4:15 утра, сам готовит себе «мате» – традиционный южноамериканский напиток. А итальянский капучино папа, в нарушение местных традиций, предпочитает в пять вечера и из специальной кофе-машины в ватиканской гостинице «Дом Святой Марфы», где он так и остался жить после выборов.

Любит Франциск заботиться и об окружающих. Так, по утрам он приносит «корнетти» (итальянский аналог круассанов) швейцарским гвардейцам – папской почетной охране. В дни визита в Рим раввина Буэнос-Айреса, давнего друга Бергольо, во время совместных трапез в «Доме Святой Марфы» Франциск лично заботился, чтобы его гостю подавали кошерные блюда.

Папа Франциск очень естественный в общении со всеми, у него прекрасное чувство юмора. Как-то, в процессе живого разговора с представителями СМИ, его спросили о содержании дорожной сумки, с которой он поднялся по трапу самолета. «Это не чемоданчик с ядерной кнопкой», – отшутился Франциск и пояснил, что как опытный путешественник носит с собой бритву, молитвенник, блокнот-календарь и новую книгу.

На встрече в Муниципальном театре Рио-де-Жанейро произошел эпизод, иллюстрирующий общую атмосферу первого зарубежного визита папы Франциска, который не сковывает себя протокольными ограничениями в общении с людьми. Так, бразильский индеец, получавший на сцене благословение, неожиданно снял со своей головы и протянул понтифику традиционный головной убор из перьев. Папа без заминки надел индейское украшение, чем привел в восторг фоторепортеров.

– Свою книгу вы очень удачно дополнили «Ватиканскими хрониками», рассказывающими об истории Ватикана и Рима и позволяющими окунуться в загадочную старину. Можете упомянуть темы этих хроник?

– Это короткие увлекательные истории. Как известно, Ватикан хранит много интересных преданий и легенд. Хроники рассказывают о резиденциях римских пап, об истории папских адресов (читающейся как хороший приключенческий роман), о договоре-конкордате, ставшем правовой основой для создания нынешнего города-государства Ватикан, о периоде затворничества пап. Ватиканские хроники повествуют, как мы еще говорим о «Святом городе», потому что Рим – это еще и один из центров мирового христианства. Можно даже сказать – главный центр. Паломники приезжают сюда так же, как они посещают Святую землю, Иерусалим, чтобы побывать в местах зарождения самой массовой мировой религии. Здесь все начиналось. В Риме были казнены святые Петр и Павел – главные апостолы. Нужно помнить, что Петр считается первым римским папой, потому что он был епископом римской христианской общины.

Хроники рассказывают об истории жизни и творениях великих художников, архитекторов и понтификов Рима, и их судьбы переплетаются, поскольку занимались они одним делом – преображали на века Вечный город; о «создателе Ватикана» – Микеланджело; о Сикстинской капелле и многочисленных сокровищах музеев Ватикана. В ватиканских хрониках вы можете узнать о том, как избираются римские понтифики; о легендарной папессе Иоанне, единственной женщине, которой удалось стать римским папой; о швейцарских гвардейцах, охраняющих папу; о том, как хоронят пап; о единственном современном святом Падре Пио; о замке Святого Ангела – бывшей крепости и безопасной обители для римских пап; о ватиканских архивах и художественных коллекциях; о Мальтийском ордене, с территории которого в замочную скважину можно увидеть сразу три государства: Мальтийский орден, Ватикан и Италию; о Ватиканских садах и о многих других удивительных вещах.

– Алексей Михайлович, как можно охарактеризовать период понтификата папы Франциска?

– Папа Бергольо – представитель континента, где проживает 42% всех католиков 1,15 миллиардной Католической Церкви, тогда как в Европе проживает лишь 17%. Новый папа представляет интересы многих адептов Католической Церкви. Римскую курию устраивает прежде всего то, что он итальянец по происхождению. Религиозным орденским системам импонирует то, что он иезуит, а большую часть католиков удовлетворяет тот факт, что Бергольо – в прошлом кардинал из Латинской Америки.

Сейчас все пытаются понять место папы Франциска в современном мире – будет ли он более или менее независимой фигурой? Часто можно услышать рассуждения о том, что Франциск по своим взглядам достаточно консервативен, но «его консерватизм активен», подвижен, демократичен. Католическая Церковь ожила, наполнилась новым духом и, как считают ватиканисты, переживает период своего Возрождения.

VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.