Ветер с Востока

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Александр Лопухин

Россия продолжает развивать идею создания евразийского пространства

Так совпало, что главы государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) собрались в Ташкенте 23 июня, когда в Великобритании проходил референдум о выходе страны из Евросоюза.

В ШОС входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателей получили Белоруссия, Монголия, Индия, Иран, Пакистан и Афганистан. Статус партнера по диалогу ШОС имеют Армения, Азербайджан, Камбоджа, Непал, Турция и Шри-Ланка.

15 лет назад ШОС создавалась для борьбы с проявлениями «трех зол» – экстремизма, терроризма и сепаратизма. Кроме того, среди ее главных задач – укрепление стабильности и безопасности в регионе, борьба с наркотрафиком, а также развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия.

ШОС не задумывалась как «ответ НАТО» и не имеет собственной военной структуры под единым командованием. ШОС служит площадкой для консолидации и взаимодействия сил на евроазиатском пространстве.

Одной из основных тем повестки дня саммита в Ташкенте стало беспрецедентное расширение ШОС. На прошлом саммите ШОС в Уфе принято решение о начале процедуры приема в члены организации Индии и Пакистана, двух ядерных держав и главных соперников в регионе.

В этом году лидеры стран ШОС подписали меморандумы о вступлении индийских и пакистанских коллег, которые в течение года должны ратифицировать все действующие конвенции объединения, обязательные для каждого ее государства-члена. Индия и Пакистан формально пока остаются в статусе наблюдателей, но на следующий саммит ШОС в июне 2017 года они приедут в Казахстан в качестве полноправных членов.

По мнению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, присоединение новых стран к ШОС знаменует качественно новый этап развития организации. Он отметил, что после завершения процедуры присоединения ШОС объединит более 60% территории Евразии, 45% населения планеты, свыше 19% мирового ВВП.

Это значит, что пространство ШОС уже охватывает страны, в которых проживает 2/3 населения Азии и треть населения планеты. Это первая (Китай), четвертая (Индия) и шестая (Россия) экономики мира, четыре ядерные державы. В странах ШОС сосредоточено более половины всех мировых золотовалютных резервов. Так что ШОС вышла на глобальный уровень.

В Ташкенте возобновились переговоры о членстве в ШОС Ирана, который с 2005 года имеет статус наблюдателя при организации. Президент России Владимир Путин отметил, что после снятия международных санкций с Тегерана не видит препятствий для полноправного участия этой страны в ШОС. Инициативу Москвы начать переговоры о присоединении Ирана к ШОС поддержали Китай, Казахстан и Киргизия.

С принятием в состав ШОС Ирана организация будет контролировать около 70% всей территории Азии и 40% территории Европы. При этом транзитные евроазиатские пути (кроме морского, через Суэцкий канал) окажутся под ее монопольным контролем.

Кроме того, сразу несколько стран в той или иной степени выразили желание принять участие в деятельности ШОС – в частности, Афганистан, Бангладеш, Сирия и Египет. Израиль намерен получить статус партнера по диалогу ШОС.

Столь быстрый рост ШОС при наличии участников, имеющих разнонаправленные интересы, потребует времени для очень точной перенастройки работы всего объединения.
Основная опасность расширения ШОС – потеря управляемости, поскольку все вопросы в организации решаются консенсусом. Поэтому нужны новые непростые механизмы взаимодействия членов ШОС на разных уровнях в ходе двусторонних и многосторонних отношений и реализации совместных проектов, чтобы ее перестали называть «спящей организацией».

С одной стороны, надо избежать чрезмерной бюрократизации, как в Евросоюзе, с другой – не повторить путь СНГ и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в которых много дискуссий и мало реального интеграционного содержания.

«Международная ситуация сложна, многообразна. И присоединение к нашей организации стран с разными подходами и с разными взглядами на те или иные международные проблемы, конечно, эти проблемы не решает, но создает условия для их решения, и мы очень на это рассчитываем», – отметил президент России.

Важную роль в регионе играет сотрудничество полицейских, антинаркотических и пограничных структур стран ШОС, которые повседневно взаимодействуют и осуществляют обмен информацией.

Решено также продолжить работу по созданию Фонда развития и Банка развития ШОС, подписана программа по развитию сотрудничества стран-членов ШОС в сфере туризма.

Все больше внимания лидеры ШОС уделяют обсуждению экономических проблем, которые мешают эффективно реализовывать совместные проекты. Главным тормозом часто становится неравномерное развитие экономик стран ШОС. Так, кризис в экономике России и замедление темпов роста Китая негативно повлияли на все страны ШОС.

Поэтому они решили впредь делиться друг с другом опытом, чтобы не допускать замедления экономического роста и помогать экономикам друг друга в случае кризиса. Страны Центральной Азии обеспокоены тем, что начатое строительство железных дорог в рамках китайской инициативы Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) идет недостаточно быстро.

Лидеры России, Китая и Монголии – Владимир Путин, Си Цзиньпин и Цахиагийн Элбэгдорж – провели в Ташкенте трехстороннюю встречу и приняли программу создания экономического коридора Китай – Монголия – Россия. Президент России Владимир Путин также призвал устранить барьеры в торговле и движении капитала в рамках ШОС. Он считает важным выстраивать на территории ШОС «производственные цепочки» и развивать общую транспортную инфраструктуру.

Беспрецедентное расширение ШОС, писал год назад американский еженедельник Newsweek, вызывает беспокойство на Западе, так как свидетельствует о том, что мир становится в большей степени многополярным: «Эта международная организация, которая практически неизвестна на Западе, должна объявить о том, что вскоре будет включать государства, представляющие половину населения мира».

Можно сделать вывод, что ШОС способна стать гибкой, но прочной политической и экономической структурой, контролирующей наиболее перспективные рынки и транзитные пути и обладающей к тому же достаточной военной мощью для защиты своих интересов.

Сразу после Ташкента Владимир Путин совершил визит в Пекин. «Россия и Китай тесно взаимодействуют в сфере внешней политики и безопасности. У нас единый подход к широкому спектру мировых и региональных проблем. Укрепляется координация силовых ведомств, в том числе в вопросах противодействия самой главной угрозе сегодняшнего дня – терроризму», – отметил российский лидер. В ответ председатель КНР заявил: «Чем сложнее становится международная обстановка, тем решительнее надо нам руководствоваться идеей о вечной дружбе».

В предвыборной статье в феврале 2012 года Владимир Путин отметил, что рост китайской экономики – отнюдь не угроза, а вызов, несущий в себе колоссальный потенциал делового сотрудничества, шанс поймать «китайский ветер» в «паруса» нашей экономики. Он призвал активнее выстраивать новые кооперационные связи, сопрягая технологические и производственные возможности обеих стран, подключая (разумеется, с умом) китайский потенциал в целях хозяйственного подъема Сибири и Дальнего Востока.

Приоритетное внимание на переговорах в Китае было уделено укреплению сотрудничества в экономике. В прошлом году объем экономического сотрудничества составил почти $65 млрд, хотя в сравнении с 2014 годом снизился почти на 30%.

Руководитель Китая Си Цзиньпин отметил, что товарооборот между Россией и Китаем в текущем году возобновил рост. «С января по май этого года двусторонний товарооборот составил $25,8 млрд – перестал сокращаться и увеличился на 2,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», – сказал китайский лидер.
Он констатировал, что Китай по-прежнему является крупнейшим торговым партнером России. При этом динамично растет экспорт из России в Китай высокотехнологичной продукции, ускоренными темпами продвигаются крупные совместные проекты стратегического значения.

Путин отметил, что в этом году продажи машин и оборудования из РФ в Китай выросли почти вдвое. Кроме того, на 30% выросли поставки сельхозпродукции на рынок КНР, а также объем военно-технического сотрудничества. В начале июля Россия и Китай договорились об увеличении взаимного оборота пищевой продукции между двумя странами. В частности, Китай начал процедуру снятия запрета на поставки говядины и мяса птицы из России.

Заметно увеличился поток китайских туристов в Россию, где они в прошлом году составили около трети всего въездного турпотока в Россию. Только в Москве они потратили один миллиард долларов.

У обеих сторон есть уверенность и возможности расширить региональное экономическое сотрудничество, при этом Си Цзиньпин, упомянул проект сопряжения «Экономического пояса Шелкового пути» и Евразийского экономического союза. В подтверждение этому стороны подписали более 30 соглашений и коммерческих проектов. В пакет соглашений вошел документ о поставках нефти до 2017 года.

Заметным событием стало подписание соглашения о создании нового пассажирского дальнемагистрального широкофюзеляжного лайнера, вмещающего до 300 пассажиров. Кроме того, принята программа совместного строительства тяжелого гражданского вертолета. До конца года планируется завершить переговоры о строительстве высокоскоростной железнодорожной магистрали «Москва – Казань», которая в будущем дойдет до Пекина и рассматривается как одно из направлений развития нового «Шелкового пути».

После года согласований подписано заявление о начале переговоров по соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Помимо снижения пошлин, будут обсуждаться таможенное, техническое, санитарное, ветеринарное и фитосанитарное регулирование, защита интеллектуальной собственности и конкуренции, а также электронная торговля.

Москва и Пекин обсудили также гуманитарные вопросы – в частности, увеличение взаимного обмена учащимися между школами и вузами России и Китая.
На итоговой пресс-конференции Си Цзиньпин назвал Россию и Китай «конструктивными силами обеспечения региональной международной стабильности» и пообещал, что Москва и Пекин будут и дальше «защищать международную справедливость» путем дружественных консультаций и мирных переговоров.

Коснулся китайский лидер и больного вопроса санкций, отметив, что обе страны выступают «против легкого допуска санкций и угрозы их применения, против односторонней политики и применения односторонних действий без согласия заинтересованной стороны».

Председатель Народного Китая пригласил Владимира Путина на сентябрьский саммит «двадцатки» в Ханчжоу и выразил уверенность в том, что еще не раз встретится со своим российским коллегой до конца года.

В последнее время в России стали говорить, что разворот на Восток не получился, поскольку ожидания быстрых результатов были явно завышены. Конечно, за пару лет заменить Китаем Запад невозможно, и на это не стоило рассчитывать. К тому же ситуация для разворота не очень благоприятная: цены на сырье падают, инвестиций почти нет, против России введены санкции, которые китайские банки в ряде случаев все-таки соблюдают.

Тем не менее в прошлом году Китай выдал российским компаниям займы на сумму $18 млрд и стал вторым кредитором России после Кипра. В свою очередь, Россия – один из основных поставщиков нефти в Китай. Нужно время и для укрепления взаимного доверия между бизнесменами обеих стран, хотя деловой климат в России этому не сильно способствует. В рейтинге инвестиционной привлекательности государств Global Opportunity Index Россия занимает 81-е место, а по показателю «верховенство права» – 119-е, рядом с Мозамбиком и Нигерией.

Сказывается и тот факт, что в России до сих пор не сформировано видение собственного желаемого будущего страны и только начинают разработку стратегии развития после 2018 года, тогда как Китай традиционно смотрит на десятилетия вперед. Нельзя не учитывать и неспешную обстоятельную манеру ведения переговоров, привычную на Востоке. Понятия «быстро» и «медленно» в восточной и западной культуре не совпадают.

Если лидеры РФ и КНР очень часто встречаются и доверяют друг другу, то в России можно услышать мнения о китайской угрозе экономической колонизации Дальнего Востока, а в Китае некоторые считают российский поворот на Восток лишь тактическим маневром и опасаются нового разворота России на Запад в случае потепления отношений между ними.

Директор Института социального развития стран Европы и Азии при Исследовательском центре развития Госсовета КНР Ли Фэнлинь говорит осторожно и витиевато: «Что касается утверждения о том, что евразийский вектор без Европы и Запада превращается в драйвер внешней политики России, то оно как раз грешит ситуативностью. Запад или Восток для России – это мнимый выбор, выбор без выбора. Россия не может отгородиться от Европы и Запада. Совсем неуместным кажется деление мира на западный и незападный, тем более их противопоставление. А где в таком случае место России? В каком мире»?

Этот визит Владимира Путина в Пекин компенсирует нехватку предыдущих соглашений, считает старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин: «С началом украинского кризиса и объявленного поворота на Восток у многих наших политиков и экономистов возникли слишком завышенные ожидания, которые позже обернулись некоторым разочарованием. Но теперь, пусть и с задержкой, в российскую экономику наконец пошли китайские кредиты и инвестиции. Ускорился процесс экономического наполнения сотрудничества Москвы и Пекина, а значит, сотрудничество это получит новый импульс».

«Словом, перспективы светлые, а путь извилистый. Перед нами еще много трудностей, и их нельзя игнорировать. Сплотившись со всем народом и объединив усилия, мы безусловно преодолеем все и всякие трудности и завоюем победу», – заявил после съезда китайской компартии в 1945 году тогдашний лидер Китая Мао Цзэдун.

Поэтому разворот только начинается, о зримых результатах говорить пока рано. Процесс этот долгий и упорный, хотя и объявлен стратегическим. Поворот России на Восток не надо считать разворотом от Европы к Азии. Россия продолжает развивать идею создания евразийского пространства. Президент России Владимир Путин в декабре 2013 года назвал подъем Сибири и Дальнего Востока «национальным приоритетом России на XXI век». При этом задачи, которые предстоит решить, беспрецедентны по масштабам, предупредил российский президент. После введения западных санкций Россия вынуждена более активно искать новые возможности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

«Это серьезный поворот в стратегическом мышлении, – отмечает эксперт американского Совета по международным отношениям Роберт Кан. – Связи с Западом перестали быть главным приоритетом для Москвы. И если кто-то думает, что экономические санкции поставят Кремль на колени, это не так. Они будут иметь обратный эффект. Потеря европейского рынка лишь ускорит процесс переориентации на АТР, о котором пока говорилось лишь как о долгосрочной цели».

В последнее время идея развития взаимосвязанности между Европой и Азией вновь все чаще упоминается политиками на Западе и Востоке. В середине июля в столице Монголии Улан-Баторе прошел 11-й саммит форума «Азия – Европа» (ASEM – Asia-Europe Meeting), в котором приняли участие главы государств и правительств 53 стран Восточной Азии и Европы (на них приходится 2/3 мировой торговли и около 60% мирового ВВП).

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев выступил в качестве основного докладчика от азиатской группы стран на пленарном заседании форума. В частности, он призвал к сближению два союза – Европейский и Евразийский экономический. «Убежден, что будущее за общим экономическим пространством от Атлантики до Тихого океана», – сказал российский премьер. Прозвучала на саммите и тема возможности создания зоны свободной торговли между ЕС и ЕАЭС.

Более полувека назад Мао Цзэдун произнес слова, ставшие крылатыми: «Я считаю, что нынешняя обстановка характеризуется тем, что ветер с Востока довлеет над ветром с Запада».

Что принесет этот ветер? Россия продолжает разворот на Восток и не забывает Запад…

Главы государств-членов Шанхайской организации сотрудничества собрались в Ташкенте 23 июня
ШОС создавалась для борьбы с проявлениями «трех зол» – экстремизма, терроризма и сепаратизма
По мнению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, присоединение новых стран к ШОС знаменует качественно новый этап развития организации
В предвыборной статье в феврале 2012 года Владимир Путин отметил, что рост китайской экономики – отнюдь не угроза, а вызов, несущий в себе колоссальный потенциал делового сотрудничества
Руководитель Китая Си Цзиньпин отметил, что товарооборот между Россией и Китаем в текущем году возобновил рост
Более полувека назад Мао Цзэдун произнес слова, ставшие крылатыми: «Я считаю, что нынешняя обстановка характеризуется тем, что ветер с Востока довлеет над ветром с Запада»
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.