Русская Православная Церковь на защите отечества

1

Автор: Виктор Лупан

Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы у нынешнего поколения было меньше любви к Родине, чем у поколения предыдущего

Все, наверное, знают, сколь важную роль сыграла Русская Православная Церковь в мобилизации общества с самых первых дней войны. Во всех кинотеатрах СССР перед показом фильма крутились ролики с обращениями митрополита Сергия, будущего Патриарха Московского и всея Руси, к народу с призывами Церкви встать на защиту Отечества. Это было крайне важно, ибо советские солдаты сдавались тогда в плен целыми армиями. За первые месяцы в немецком плену оказалось более миллиона советских солдат, часто сдававшихся без боя. Общая цифра советских военнопленных была фантастической – пять миллионов человек. Даже старший сын Сталина, Яков Джугашвили, сдался в плен!

Причин для сдачи в плен было много. Это и неожиданное нападение Третьего рейха на СССР; и тяжелые условия войны, в которых оказались солдаты Красной армии, зачастую лишенные всякой поддержки командования; и репрессивная политика советского государства (красный террор, коллективизация, сталинские репрессии), вызвавшая недовольство среди населения, в особенности крестьян; и вновь присоединенные территории (Западная Украина, Бессарабия, Прибалтика), жители которых отказывались воевать на стороне СССР. Не следует недооценивать и субъективно-психологические факторы, такие как растерянность и паника, вызванные отсутствием адекватного командования и видимым превосходством немецких войск в первый период войны.

Именно в этот пресловутый первый период войны, когда все казалось потерянным, Русская Православная Церковь сыграла колоссальную роль в поднятии духа сопротивления. Причем не словами, переполненными ненависти, а словами любви, любви к Отечеству, а не к политической системе, к Родине, а не к СССР.

12 апреля 2015 года, в день праздника Светлого Христова Воскресения, в Красном зале кафедрального соборного Храма Христа Спасителя г. Москвы состоялась встреча Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с ветеранами Великой Отечественной войны, организованная Московским Домом ветеранов войн и Вооруженных сил и Московской Патриархией.

Святейший Патриарх Кирилл обратился к ветеранам с кратким словом:

«Замечательно ветераны говорят. Это свидетельство силы разума, силы духа. Неслучайно вы награждены орденами, неслучайно ваш жизненный путь прошел через горнило Великой Отечественной войны, и, наверное, неслучайно Господь сохранил вас до XXI века, чтобы силой слова вы убеждали тех, кто еще в чем-то сомневается.

Еще раз хочу сказать, что служение, которое сегодня несут ветераны, сопоставимо по своему значению с тем, что они сделали во время войны, а может быть, в нынешних условиях это в каком-то смысле еще более важное служение. Действительно, под влиянием дезинформации, враждебного по отношению к нашей стране истолкования того, что происходило в годы Великой Отечественной войны, у определенной части молодого поколения развивается скептицизм. Но мы не можем позволить молодым людям разрушить в себе то, что имеет жизненно важное значение для их будущего. Ведь если мы утратим понимание всего того, что произошло во время Великой Отечественной войны, то мы в значительной мере разоружим сами себя, потому что на примерах героизма сегодня формируется молодое поколение. Если же этот героизм нейтрализовать, то и формирование молодых людей будет происходить совершенно иначе. Поэтому ни в коем случае нельзя допустить, чтобы у нынешнего поколения было меньше любви к Родине, чем у поколения предыдущего.

В этом смысле подвиг нашего народа, который так явственно запечатлен в ваших биографиях, имеет очень большое значение для молодежи, и не только для молодежи. Поэтому желаю вам, чтобы Господь хранил вас долгие годы, давая силу, крепость, способность убеждать, говорить, свидетельствовать о своем жизненном пути, воздействовать на умы и сердца в первую очередь наших молодых людей.

Перед тем как встретиться, я прочитал ваши биографии и был поражен прочитанным. Действительно, пройти от Москвы до Берлина, быть по нескольку раз раненными, но по милости Божией остаться в живых, – это, конечно, совершенно особый путь.

И то, что сегодня наши ветераны такие сильные, такие умные, то, что они могут так хорошо отстаивать свою точку зрения, – это тоже свидетельствует о том, что испытания военных лет никак не разрушили их внутренние силы. Даже в этом вы являете замечательный пример для современного человека, такого расслабленного и привыкшего жить в комфорте.

Поэтому еще раз хочу сказать: когда мы боремся за правду, когда мы отдаем свою жизнь и здоровье во имя высших целей, то Господь возмещает причиненный нам физический ущерб и дает силы. И для меня образ ветерана – доказательство этой мысли.

Еще раз сердечно всех вас благодарю за эту встречу. Дай вам Бог здоровья, сил, крепости и способности отстаивать свою правду перед лицом всех тех, кто эту правду хочет поколебать. Христос Воскресе!»

Русская православная Церковь во время Великой Отечественной войны

Положение Русской Православной Церкви во время войны было очень непростым. Особенно на огромных оккупированных немцами территориях. Там стали открываться закрытые советами храмы, в них возобновлялись богослужения, и людям часто казалось, что фашисты хорошо относились к православию. Но это было далеко не так. К христианству – и к православию в особенности – фашисты относились с презрением. Они распространяли на христианство свою ненависть по отношению к еврейству, ибо считали все христианские конфессии отраслями иудаизма, поскольку «Христос был по плоти иудей». Нацистские идеологи преследовали цель создания новой религии «вечного рейха», в основу которой легли древние германские языческие верования и оккультная мистика.

C целью создания этой новой религии фашисты использовали отделившиеся от церквей течения, раскольников, сектантов. Нацисты вербовали, брали негласно на службу честолюбивых, корыстолюбивых или трусливых священнослужителей, которые исподволь проводили идеи новой религии через проповедь и постепенно вводили изменения в церковной жизни вплоть до богослужебных текстов, уставов и т. п. Вот какая цель была у немцев, когда их оккупационная администрация позволяла открывать храмы.

По мысли гитлеровцев, для завоеванных славянских народов, которых они считали «унтерменшами» (низшей расой), религиозные свободы должны были стать «переходным» явлением. Целью мнимой лояльности гитлеровцев к Церкви был обман населения и духовенства, не подозревавших о далеко идущих планах оккупантов. Многие православные люди поверили в то, что «религиозная свобода» немцев была противостоянием антирелигиозной идеологии советского государства.

Но фашисты недооценили верность и преданность Церкви ее служителей и их паствы. Некоторые иерархи совершили подвиг верности Церкви-Матери и Отечеству, вплоть до смерти.

Митрополит Сергий

Митрополит Сергий (Воскресенский), экзарх Прибалтики родился в 1897 в Москве, в семье священника.

В 1940 году был командирован в Западную Украину и Белоруссию, затем в Латвию и в Эстонию, после их присоединения к СССР. 24 февраля 1941 года он становится митрополитом Виленским и Литовским, экзархом Латвии и Эстонии. С началом войны митрополит Сергий не эвакуировался. Дальнейшая его судьба необычайна и трагична.

Митрополит Сергий героически и жертвенно исполнял свой долг пастыря и главы Экзархата. Ему удалось успешно противостоять тактике расчленения церковно-административных единиц, которую преследовали гитлеровцы. Ему удалось отстоять церковное единство в пределах территории Экзархата и его единство с Московской Патриархией.

Огромной заслугой митрополита Сергия было его попечение о военнопленных красноармейцах.

29 апреля 1944 года на пустынном участке шоссе Вильнюс – Рига машина митрополита Сергия была расстреляна автоматчиками. Если бы митрополит дожил до скорого уже прихода Красной армии, он был бы, скорее всего, репрессирован по формальному обвинению в сотрудничестве с оккупантами.

Архиепископ Даниил

Архиепископа Даниил родился в 1880 году, окончил духовную школу при Свято-Успенском Жировицком монастыре в Западной Белоруссии. В 1939 году стал секретарем митрополита Виленского Елевферея (Богоявленского), а затем «правой рукой» митрополита Сергия (Вознесенского), который в апреле 1942 года постриг его в монашество с именем Даниил и в считанные дни возвысил его в степени священства от иеромонаха до архимандрита и поставил его во епископа Ковенского, викария Литовской митрополии. В сане архиепископа Ковенского он был временно управляющим Литовской митрополии и временно исполняющим обязанности экзарха Прибалтики. Архиепископ Даниил сделал все, чтобы сохранить дело убиенного митрополита Сергия. В 1949 году, когда началась новая волна репрессий, архиепископ Даниил был арестован, осужден и отбывал заключение до 1955 года.

Митрополит Алексий

Непроста биография и другого владыки военного времени – Патриаршего экзарха Украины, в 1941–1943 годах митрополита Алексия (Громадского).

Будущий экзарх родился в 1882 году в бедной семье псаломщика. В 1921 году принял монашеский постриг с именем Алексий, и в апреле 1922 года был поставлен в епископа Луцкого, викария Волынской епархии.

В октябре 1922 года епископ Алексий участвовал в Варшаве в печально известном соборе архиереев епархий, находившихся на территории новообразованной Польши. Тогда митрополит Варшавский Георгий (Ярошевский) пошел на поводу у светской власти и провозгласил самочинную автокефалию Польской Церкви, не обращаясь к своему законному главе, патриарху Московскому Тихону.

К сожалению, епископ Луцкий Алексий вошел в состав автокефального Синода. В автокефальной церкви он стал архиепископом Гродненским, а в 1934 году – архиепископом Волынским.

В 1940 году, после общения с митрополитом Киевским Николаем (Ярушевичем), он перешел в юрисдикцию Московской Патриархии, оставшись на той же Волынской и Кременецкой кафедре.

Вскоре началась война. На Украине оккупационный фашистский режим решил в своей религиозной политике опереться на польского автокефалиста митрополита Дионисия (Валединского), поддержать для начала его церковь, а затем «нарезать» ее на «автокефалии»: украинскую (созданную в 1942 году) и белорусскую. Архиепископ Алексий не признал притязаний Дионисия и принял ряд действенных мер к установлению канонических норм церковной жизни на Украине. Для Православной Церкви на Украине был принят статус Экзархата Московской Патриархии, т. е. восстановлено предоккупационное положение вещей. Экзархом был избран Алексий (Громадский), вскоре возведенный в сан митрополита Волынского и Житомирского. Огромной заслугой митрополита Алексия было объединение верных своему каноническому долгу епископов, а с ними и их духовенства и мирян.

В конце жизни митрополита Алексия был сложный момент, когда вся его благотворная деятельность оказалась под угрозой. Он подписал предварительное соглашение об объединении с Украинской автокефальной церковью, созданной оккупантами в 1942 году. Но архиереи, на которых опирался митрополит Алексий, убедили его, что соглашение обернется обманом, храмы Экзархата будут захватываться автокефалистами, начнется смута, которая на руку гитлеровцам. Митрополит Алексий аннулировал соглашение и окончательно порвал все контакты с автокефалистами. Он еще не знал, что этим подписывает себе смертный приговор. 8 мая 1943 года во время поездки по епархии на дороге из Кременца в Луцк митрополит Алексий был убит в лесу украинскими националистами.

Архиепископ Вениамин

Архиепископ Вениамин (Новицкий) родился в 1900 году в семье протоиерея Минской губернии. Окончил духовную семинарию в Вильнюсе и богословский факультет Варшавского университета. В 1928 году принял монашеский постриг в Свято-Успенской Почаевской Лавре.

15 июня 1941 года, за несколько дней до начала войны, был хиротонисан в Луцкском кафедральном соборе во епископа Пинского и Полесского, викария Волынской епархии.

Вся деятельность епископа Вениамина (Новицкого) в оккупации была направлена на сохранение норм церковной жизни и на сохранение церковного единства с Московской Патриархией, а это являлось в условиях оккупации и соблюдением верности единому Отечеству

Но служение епископа Вениамина во время войны не было по достоинству оценено. В 1944 году он был арестован по обвинению в сотрудничестве с оккупантами и неправедно приговорен к десяти годам заключения, которое отбывал в тяжких условиях на Колыме.

По освобождении, в 1956 году, он был возведен в сан архиепископа и назначен на Омскую кафедру. В 1958 году он был переведен на Иркутскую кафедру. Кроме того, во временное управление архиепископу Вениамину поручалась еще и огромная территория Хабаровской и Владивостокской епархии. Здесь во время поездки по епархии владыка Вениамин попал под сильное ядерное облучение. К удивлению врачей, он не только остался жив, но и продолжил свой подвиг архипастырского служения.

«Русская мысль» благодарит сайт «Православие и мир» за информацию об архиереях во время оккупации.

Оставьте отзыв