Поверх политических барьеров

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: +4 (from 4 votes)

Беседу вела Оксана Карнович

Михаил Швыдкой: «Россию и Великобританию связывают долгие и глубокие отношения»

Представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой в эксклюзивном интервью «Русской мысли» рассказал об экспозиции портретов из Третьяковской галереи в Лондоне, российском культурном ландшафте и сохранении высокой духовности.

– Михаил Ефимович, экспозиция портретов из Третьяковки в лондонской Национальной портретной галерее стала успехом культурной дипломатии, к которой вы тоже причастны. А как британцы восприняли это событие?

– Россию и Великобританию связывают долгие и глубокие отношения. Они начались давно, почти больше 480 лет назад, когда московский царь Иван Грозный решил просить руки королевы Елизаветы I. С тех пор эти отношения знали и взлеты, и падения, и, конечно же, их кульминацией было братство по оружию во времена Первой и особенно Второй мировых войн.

Мы могли соперничать в политике и экономике, интересы наших стран сталкивались в разных регионах мира, но отношения двух культур, а значит и двух народов, были неизменно наполнены взаимным уважением и интересом друг к другу. Россия – вторая страна, после самой Великобритании, где Шекспир, по существу, стал национальным автором. Многие мои английские друзья, в том числе и директор Британского совета в Москве Майкл Берд, считают что «Гамлет», снятый выдающимся советским режиссером Г. Козинцевым с И. Смоктуновским в главной роли, превосходит английскую экранизацию этой великой пьесы. А Бернард Шоу назвал свою пьесу «Дом, где разбиваются сердца» фантазией в чеховском стиле.

– Представленная экспозиция в столь трудные времена между двумя странами – это возможность повысить престиж России?

– В последние годы мы часто обменивались значительными выставками: британские показы Томаса Гейнсборо и Уильяма Тернера у нас, а для них мы открывали свои музейные коллекции импрессионистов и русского авангарда. Выставка «Русский портрет», которая сейчас представлена в лондонской Национальной портретной галерее, – это некая важная веха в развитии наших межмузейных отношений. Эта экспозиция, без сомнения, стала украшением Перекрестного года русского языка и литературы в Британии и английского языка и литературы в России. Среди русских людей, запечатленных на этих портретах, много деятелей литературы, великих русских писателей. Перекрестный год языков и литератур проходит вопреки всем сложностям политического контекста в отношениях России и Британии. Над обменной программой этого года мы в высшей степени плодотворно работали с нашими британскими коллегами.

Успех любых проектов, которые составляют программу Перекрестного года, неизбежно отражается на повышении престижа наших стран, которую они представляют. В этом смысле экспозиция портретов из Третьяковки, равно как и в высшей степени успешная выставка «Космонавты» в лондонском Музее науки, – важное тому подтверждение.

– По замечанию основателя Лондонской портретной галереи Томаса Карлайль: «Любой портрет природой своей как бы превосходит полдюжины биографий». В этом контексте нельзя не поинтересоваться судьбой будущей Национальной портретной галереи в России, которая могла бы наряду со многими другими современными организациями демонстрировать объективную тысячелетнюю российскую историю.

– Наверное, не без влияния британской портретной галереи мы в России размышляем о создании подобного музея в нашей стране. Думаю, что это будет важным шагом в преддверии 100-летия Октябрьской революции, которая развела граждан нашей страны по двум враждующим лагерям. Национальная портретная галерея сможет объединить нацию, если будет, надеюсь, представлять великих исторических персонажей нашей страны без изъятия, – так, как это делают британцы. Значение такого рода культурно-исторических институтов трудно переоценить.

– Вы, конечно знаете, что у истоков этой инициативы вместе со многими представителями потомков русской эмиграции стоял князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский. Быть может, такие значимые культурно-просветительские проекты стоило бы обсуждать с привлечением представителей российской общественности (музейного сообщества, творческой интеллигенции), например, на канале «Культура»?

– Совсем недавно я разговаривал с князем Никитой Дмитриевичем Лобановым-Ростовским, который попросил меня поддержать реализацию этого музейного проекта, в частности заняться его продвижением в общественном мнении. Телеканал «Культура», так же как и радио с таким же названием, могут стать важным инструментом воздействия на общество.

– Ответная выставка англичан охватывает период более трехсотлетней истории, мы же представляем ключевые фигуры российской истории и культуры только с 1867 по 1914 год. Не маловатый ли временной отрезок с нашей стороны?

– Мы будем рады принять у себя портретную выставку, которую подготовили британцы, – «От Елизаветы до Виктории». Уверен, она вызовет большой интерес у публики, которая не очень хорошо представляет себе английский ренессансный портрет, как и британскую портретную живопись в целом. Мы не стремились к абсолютной симметрии при обмене выставками. Мы постарались представить эпоху расцвета русского портрета, которая приходится на последнюю треть XIX и первое десятилетие XX века.

– В связи с этим вспоминается первая и единственная масштабная выставка русского портрета, устроенная Сергеем Дягилев в 1905 году в Таврическом дворце (благодаря покровительству великого князя Николая Михайловича), где было собрано около 4000 портретов, охватывающих период с 1700 по 1900 год. Причем выставка не только знакомила современников с полузабытыми произведениями прошлого, но и отражала современные тенденции. А какие современные тенденции могли бы вы выделить в культурном российском ландшафте? Что ценного и важного для себя выделяет сегодняшний зритель – или все-таки потребитель?

– Мне кажется, что самостоятельной культурной тенденцией, которая существует в современной жизни, в том числе в культуре России, является сохранение высокой духовности. Над чем бы ни задумывались современные художники в России, они, безусловно, больше всего заботятся о сопротивлении потребительскому сознанию – при том, что все они люди, живущие естественными и объяснимыми потребностями. Понятно, что во все периоды человеческой истории массовая культура составляла большую, но все-таки не лучшую часть художественной жизни народов, но при этом важно понимать, что механизм, действующий в обществе потребления, способен превратить и эту самую высокую духовность в рыночный товар.

– В связи с массовой культурой потребления, какие сложности вы видите в культурной политике сегодня?

– Искусство существует поверх политических барьеров. Но оно редко свободно от властного влияния экономики. Именно поэтому культурная сегодняшняя жизнь так разнообразна и ориентирована на самые разные группы населения. Она создает собственную экономику, которая в значительной степени автономна от общих экономических процессов. Культура старается обособиться и кормить саму себя. Об этом хорошо знают англичане, и этим сегодня занимаются и мои российские коллеги. Конечно, выдающиеся балетные спектакли Большого театра или опера Мариинского театра создается не для того, чтобы разрушать политические стереотипы зарубежных зрителей, но то, что они меняют отношение широкой публики к нашей стране, – это очевидно.

– В 1956 году супруги Лилиан и Виктор Хочхаузеры (Lilian and Victor Hochhauser) впервые вывезли Большой театр СССР в Великобританию. Галина Сергеевна Уланова в балете «Ромео и Джульетте» так поразила английскую публику, что по подсчетам одного балетного критика овации длились 90 мин. По вашему мнению, есть ли сейчас артисты такого личностного масштаба, определявшие эпоху, как Майя Плисецкая, Галина Уланова, Владимир Васильев, Марис Лиепа, Михаил Лавровский?

– И сегодня очевидно, что наивысшей ценностью культуры остается человек со всеми его проблемами и противоречиями, с его взлетами и падениями, со всем высоким и низким, что существует в каждом из нас. В Великобритании, как и во Франции, есть немало людей, которые всю свою жизнь посвятили продвижению русского искусства, но даже среди них Лилиан и Виктор Хочхаузеры, без сомнения, являются первыми среди равных. Их любовь к Большому театру уже насчитывает более 60 лет, и они подтвердили ее не только словами, но и делами. Сегодня балет Большого театра переживает совсем не худшие времена. Такие балерины, как Светлана Захарова или Мария Александрова, могли бы быть украшением труппы в любую эпоху.

– Иоганн Готфрид Гердер, немецкий историк культуры поздней эпохи Просвещения полагал, что «золотой век» следует искать не в прошлом, но в будущем? Согласны ли вы с этим утверждением? Какое культурное будущее в современном мире видите вы?

– Хотя я всю жизнь занимался эпохой Просвещения, не могу согласиться с Гердером. С моей точки зрения, «золотой век» – в настоящем.

Третьяковская галерея и Национальная портретная галерея Лондона начали совместный проект; первой ласточкой стала выставка «Россия и искусство: эпоха Толстого и Чайковского»

VN:F [1.9.16_1159]
Rating: +4 (from 4 votes)

Комментарии закрыты.