Метаморфозы глобализации

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Автор: Александр Лопухин

В Европе прошли массовые демонстрации противников создания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства между США и ЕС и подписания Всеобъемлющего экономического и торгового соглашения между ЕС и Канадой

Создание гигантских зон свободной торговли нового типа ускорил мировой экономический кризис 2008 года. Они должны коренным образом изменить нынешнюю систему международного разделения труда и переформатировать всю мировую экономику.

Работа над этими соглашениями стала важной частью американской внешней политики в феврале 2013 года, когда президент США Барак Обама провозгласил главную стратегическую задачу на второй срок своего президентства: создание двух мощных экономических блоков в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и в Северной Атлантике. Речь идет о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) и Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП), которые журналисты называют «кольца Обамы».

В случае создания ТТП и ТТИП под эгидой США возникнут две зоны свободной торговли нового типа, в которых производится около 86% мирового валового внутреннего продукта (ВВП). Фактически это попытка создать новую модель отношений на мировых торговых и финансовых рынках под эгидой США.

Экс-глава Международного валютного фонда (МВФ) Доминик Стросс-Кан считает, что США создают под своим контролем «две торговые челюсти» – транстихоокеанскую и трансатлантическую, в которые они зажмут других мировых конкурентов – в первую очередь Китай.

Первое «кольцо Обамы» образовалось 4 февраля этого года, когда министры торговли США, Канады, Мексики, Перу, Чили, Японии, Малайзии, Брунея, Сингапура и Вьетнама, а также Австралии и Новой Зеландии подписали соглашение о Транстихоокеанском партнерстве. Оно вступит в силу, когда будет одобрено каждой страной в отдельности.

Однако ратификация ТТП в самих США пока остается под вопросом. Оба главных кандидата в президенты США Хиллари Клинтон и Дональд Трамп выступают против этого соглашения, как и многие конгрессмены.

В начале августа Барак Обама заявил, что готов обсуждать ТТП с будущим президентом США: «Я уверен, что могу доказывать, что это хорошо для американских работников и для американского народа».

Кандидат в президенты США от республиканской партии Дональд Трамп считает сделку ТТП «чудовищной». По его словам, «это сделка, которая не приведет ни к чему; это сделка, которой воспользуется Китай, всегда заходящий с черного хода и получающий преимущества». Трамп отметил, что за счет двухсторонних торговых соглашений с разными странами США могли бы достичь большего успеха, чем от ТТП, и подчеркнул, что США и так теряет $500 млрд за счет дисбаланса в двусторонней торговле с КНР.

Пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест считает, что негативное отношение Трампа к ТТП должно заставить его сторонников в Конгрессе США ускорить имплементацию этого международного торгового соглашения. Посмотрим, ждать осталось недолго.

Гораздо хуже выглядит перспектива создания второго «кольца Обамы». Переговоры между США и Евросоюзом о подписании ТТИП вызывают серьезное противодействие в Европе, и администрация США делает все возможное, чтобы заключить это стратегическое соглашение, которое называют «торгово-экономическим НАТО», до окончания срока президентства Барака Обамы.

Переговоры о создании ТТИП начались три года назад и идут в условиях необычайной секретности. К информации о ходе этих глубоко законспирированных переговоров допущены лишь некоторые депутаты и члены правительств стран-участниц будущего соглашения. В Европе с ними можно ознакомиться на территории американских посольств или в министерствах иностранных дел стран Евросоюза. За разглашение сведений о ТТИП предусмотрено административное и даже уголовное наказание.

Эти неимоверные усилия США сохранить в тайне процесс подготовки ТТИП с самого начала выглядели по-детски наивными, что и подтвердилось в прошлом году. Основатель международной некоммерческой организации «Викиликс» (WikiLeaks) Джулиан Ассанж рассказал, что ТТИП и ТПП «нацелены на создание нового международного правового режима, который позволит трансатлантическим корпорациям игнорировать решения национальных судов, обходить меры по охране окружающей среды, контролировать Интернет от имени конкретной промышленной отрасли, ограничивать возможность приобретения доступных дженериков и резко попирать правовой суверенитет». «Викиликс» тогда обещала заплатить $100 тыс. тому, кто предоставит ей проект договора о создании ТТИП.

Еще одна информационная бомба под ТТИП взорвалась 1 мая этого года, когда немецкая газета «Зюддойче Цайтунг» опубликовала выжимки из 240 страниц документов о ходе этих сверхсекретных переговоров. Секретные документы о позиции США в ходе переговоров по ТТИП (но не сам проект соглашения) газете предоставила международная неправительственная экологическая организация «Гринпис» (Greenpeace).

В чем же причина небывалой секретности? ТТИП рекламируется как самая большая зона свободной торговли (ЗСТ) в мире. В США и ЕС проживают более 800 миллионов человек, которые производят примерно половину мирового ВВП, на них приходится около трети мировой торговли.

Кроме США и стран Евросоюза, в проект планируют войти Канада, Мексика, Швейцария, Лихтенштейн, Норвегия и Исландия, а также страны-кандидаты в члены ЕС.

Президент США Барак Обама этой весной побывал в Европе, где заявил, что соглашение о ТТИП «противостоит узким интересам отдельных стран», но при этом будет способствовать созданию миллионов рабочих мест. Кроме того, оно принесет многомиллиардную прибыль участникам этой сделки по обе стороны Атлантики.

Сторонники ТТИП постоянно говорят о том, что это соглашение выгодно обеим сторонам, так как «устранит множество регулятивных и бюрократических препон», позволит снизить издержки на $100 млрд, поможет преодолеть неравенство и повысить уровень жизни. Идея защиты потребителей и инвесторов должна обеспечить создание рабочих мест, экономический рост и конкурентоспособность, но многие европейцы в этом сомневаются.

За несколько лет проведено множество расчетов и исследований о последствиях реализации ТТИП. Большинство из них предсказывает экономический рост, повышение уровня занятости и общего благосостояния, хотя и очень незначительное. Так, лондонский Центр исследований экономической политики (CEPR), объединяющий более тысячи европейский экономистов, прогнозирует рост реального ВВП в Евросоюзе почти на 0,5% к 2027 году, а для США – 0,4%, то есть всего лишь 0,04% и 0,03% в год, соответственно. Мюнхенский Институт экономических исследований Ifo и Международный фонд Бертельсмана дают более оптимистичные прогнозы.

Однако исследование американского университета Тафтса привело к противоположному результату и показало, что в случае подписания ТТИП объем экспорта из стран Евросоюза сильно сократится, что приведет к снижению ВВП, доходов населения и росту безработицы. При этом американские товары легко завоюют европейские рынки.

В выигрыше окажутся транснациональные корпорации, прежде всего американские, а малый и средний бизнес, особенно в Европе, серьезно пострадает, благосостояние населения в США и ЕС ухудшится. В частности, немецкие производители и фермеры уверены, что TTИП уничтожит европейское сельское хозяйство и ряд отраслей промышленности.

Главное противоречие между США и ЕС состоит в том, что европейские продовольственные и экологические нормы, стандарты в сфере занятости и предоставления муниципальных и государственных услуг значительно жестче американских, а социальные – гораздо выше. Это грозит населению Евросоюза снижением высоких жизненных стандартов.

Для иллюстрации огромной глубины различий между американскими и европейскими стандартами качества немецкая газета приводит такой факт: в список запрещенных для использования при изготовлении косметики в ЕС веществ входят 1382 наименования, а в США – только 11.

Опасения европейцев в первую очередь связаны с перспективой наплыва дешевых американских продуктов питания, полученных из генетически модифицированных организмов. Они запрещены в Евросоюзе, где действует так называемый «упредительный принцип». То есть ограничения на использование, например, генетически модифицированных продуктов питания и растений могут быть упредительно введены даже в том случае, если есть лишь подозрений, что такая продукция может быть опасной для здоровья человека. В США действует другой принцип: производить и продавать продукцию можно уже в том случае, если ее вред для человека пока не доказан.

Что это значит для химического и сельскохозяйственного бизнеса Европы? Пока европейские фермеры будут переходить на новые форматы работы, европейский рынок заполонит американская продукция. Местные игроки однозначно проиграют ценовую конкуренцию.

Рисковать своим здоровьем европейцы не хотят, как и своим суверенитетом. США настаивают на создании неправительственных наднациональных арбитражных судов (трибуналов) для разрешения конфликтов в целях защиты инвесторов. Частные корпорации будут уравнены в правах с государствами и смогут с ними судиться, если их интересы будут нарушены. Это подорвет экономический суверенитет государств, которым будет сложнее защищать свои рынки от судебных исков со стороны транснациональных корпораций. Напротив, ЕС выступает за использование национальных арбитражных судов и отвергает попытки США серьезно ограничить влияние европейских законодателей в сфере экономики.

Разоблачительная публикация в «Зюддойче Цайтунг» показывает, какое сильное давление оказывают США на Евросоюз, чтобы добиться скорейшего подписания ТТИП. Фактически Вашингтон шантажирует Евросоюз, угрожая не дать согласия на обнуление пошлин для европейских автомобилей при экспорте в США, если ЕС не увеличит импорт американской сельскохозяйственной продукции. Вопрос о пошлинах на автомобили США используют как инструмент давления на европейцев и в других вопросах.

Утечки в СМИ о секретном проекте ТТИП говорят о том, что США хотят открыть двери на другие рынки для собственных транснациональных компаний. Конечная цель состоит в том, чтобы у национальных экономик не было собственных промышленных, перерабатывающих и любых других сильных компаний. Все захватят глобальные корпорации с головными офисами в США и Евросоюзе.

ТТИП и ТТП – это не просто инструменты для формирования зон свободной торговли, как их позиционирует Вашингтон. И не способ установить контроль со стороны США над торговыми связями стран-участниц, как их характеризует нобелевский лауреат, профессор Колумбийского университета Джозеф Стиглиц. Новые соглашения регламентируют весь комплекс (не только торговлю) взаимоотношений, возникающих в ходе хозяйственной деятельности человека, включая кредитно-денежную политику, инвестиционную и судебно-правовую практику, вопросы коммерческой тайны и контрафактной продукции, информационные услуги (Интернет и СМИ), образование, медицину и безопасность. А главное – они меняют режим межгосударственного взаимодействия.

Пока идут споры об экономических перспективах, в Европе нарастают массовые протесты против социальных последствий в случае подписания ТТИП, которое может изменить образ жизни населения в результате экспансии американского бизнеса. На демонстрации выходят десятки тысяч человек в разных странах Евросоюза. Противники соглашения считают, что оно отражает интересы исключительно транснациональных компаний, которые борются за снижение контроля и ослабление мер регулирования в Европе.

По мере появления утечек о содержании ТТИП уровень его поддержки населением упал с 50% до 15%, и представители ныне правящих партий осознали, что это может повлиять на результаты очередных выборов.

Госсекретарь Франции по вопросам внешней торговли Маттиас Фекль в конце августа заявил, что переговоры по TTIP необходимо немедленно остановить. Ему вторил вице-канцлер, министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль, который заявил, что переговоры между ЕС и США «де-факто провалились, даже несмотря на то, что никто этого не признает». Он подчеркнул, что после 14 раундов переговоров прогресса пока не достигнуто ни по одной из 27 основных глав соглашения.

Министр экономического развития Италии Карло Календа сделал схожее заявление. Австрия стала еще одной европейской страной, где многие члены правительства выступили за прекращение ведущихся сейчас переговоров по заключению ТТИП.

Однако европейская бюрократия в лице Европейской комиссии (ЕК) не прекращает переговоры с США и по-прежнему готова завершить их к концу года. Дело в том, что для формального прекращения переговоров необходимо решение всех 28 стран Евросоюза.

Сторонники подписания ТТИП не собираются сдавать свои позиции. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил в начале октября, что после выборов в США процесс переговоров о создании ТТИП пойдет быстрее, с учетом требований Союза и с оглядкой на другие перспективные регионы: «Европа не встанет на колени перед американцами. Мы не выбросим на ветер принципы, которые обеспечили Европе успех, – сказал Юнкер. – Но при этом мы не должны отрезать себя от остального мира».

Канцлер Германии Ангела Меркель ранее назвала заявление своего министра Зигмара Габриэля «преждевременным», отметив, что переговорный процесс не останавливался. Правда, позиции сторонников «торгово-экономического НАТО» серьезно ослабли после референдума в Великобритании о выходе из ЕС.

Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение между Евросоюзом и Канадой (Comprehensive Economic and Trade Agreement, CETA) во многом идентично TTИП. Его подготовка также проходила секретно, без публичного обсуждения, но без громких разоблачений.

После четырех с лишним лет переговоров глава Еврокомиссии и премьер-министр Канады 18 октября 2013 года официально объявили в Брюсселе об успешном завершении переговоров по CETA и подписали документ о принципиальной договоренности (Agreement-in-Principle) по этому соглашению. Три года ушло на детальную проработку многих технических и юридических вопросов, перевод на несколько европейских языков, а теперь предстоит ратификация соглашения.

Сначала Еврокомиссия пыталась ратифицировать CETA без согласования с парламентами национальных государств ЕС, но многие страны выступили против, и «евробюрократы» были вынуждены согласиться на «смешанный вариант»: до рассмотрения в Европарламенте соглашение должны одобрить около 40 национальных и региональных парламентов стран ЕС, включая Великобританию, которая формально все еще остается членом Евросоюза.

Первое препятствие для вступления в силу CETA возникло 14 октября этого года, когда парламент Валлонии, автономного региона Бельгии, отказался предоставить федеральному правительству полномочия для подписания этого соглашения. «Мы должны сказать “нет” переговорам, но не саботировать весь процесс, – сказал глава валлонской администрации Поль Маньетт. – Нам следует всем вместе добиваться повышения социальных, экологических стандартов, улучшать работу государственных служб. Тогда мы сможем завтра сказать: “Вот это европейский стандарт!”»

Аналогичную резолюцию принял парламент Федерации Валлония-Брюссель. По бельгийскому законодательству, вопросы внешней торговли регулируются в значительной степени не национальным, а региональными парламентами. Премьер-министр Бельгии Шарль Мишель заявил в этой связи, что без согласия властей Валлонии федеральное правительство не имеет «юридических и конституционных» полномочий подписать договор. За день до этого Конституционный суд Германии отклонил иск активистов о несоблюдении демократической процедуры при заключении этого соглашения и разрешил немецкому правительству ее одобрить.

Министры торговли 28 стран ЕС на заседании 18 октября должны были выдать мандат на подписание Всеобъемлющего экономического и торгового соглашения с Канадой главе Европейского совета Дональду Туску, однако из-за позиции Бельгии этот вопрос перенесли на саммит Евросоюза 20-21 октября.

Еврокомиссия призвала власти Валлонии снять свои претензии, чтобы позволить одобрить CETA на саммите ЕС 21 октября в Брюсселе. Однако глава правительства Валлонии Поль Маньетт отказался и призвал провести дополнительные «справедливые переговоры», чтобы обеспечить полное соблюдение интересов европейцев, в частности, в том, что касается протекционистских мер в отношении сельхозпроизводителей, а также защиты интересов бизнеса посредством урегулирования споров в арбитражных судах. Он также высказался за перенос саммита ЕС – Канада, на полях которого 27 октября запланировано подписание CETA.

На день сдачи в печать данной статьи (20 октября) известно, что Еврокомиссия все же надеется подписать CETA в ходе намеченного на 27 октября саммита ЕС-Канада в Брюсселе.

Пока сложно сказать, какую позицию займут другие национальные парламенты. Как показали массовые протесты европейцев против CETA, многие озабочены ухудшением экологических и социальных стандартов, опасаются наплыва низкокачественных товаров из-за океана и давления международных корпораций на правительства стран-членов ЕС. Текстом соглашения предусмотрено, что любая компания может подать в арбитражный суд на правительство одной из стран-членов ЕС, если посчитает, что его политика наносит ей финансовый ущерб.

«Некоторые части этих соглашений заставляют людей беспокоиться о своих социальных условиях, – говорит брюссельский эксперт Родерик Аббот. – Например, непонятны последствия выполнения статей об образовании, здравоохранении, окружающей среде. Они могут оказать какой-то социально-экономический эффект. Но очень трудно заранее сказать, что это будет».

Ратификация подобного торгового соглашения с Южной Кореей заняла около четырех лет – такая затяжка по времени дискредитирует ЕС как мирового экономического партнера. Однако основные положения CETA могут вступить в силу уже с начала 2017 года, что устранит около 99% всех таможенных сборов и позволит увеличить объем двусторонней торговли между ЕС и Канадой на 25,7 млрд евро.

Эксперты полагают, что подписание СЕТА между ЕС и Канадой улучшит перспективы заключения гораздо более спорного соглашения ЕС с Соединенными Штатами.

Однако политическая атмосфера в настоящее время не благоприятствует глобализации. Трансрегионализация стала ее новым этапом, хотя проекты создания новых зон свободной торговли в виде более широких партнерств пробуксовывают.

В Европе многие не скрывают своей оппозиции трансатлантическому договору между США и Евросоюзом в той форме, в которой он вынесен на обсуждение. Что касается азиатского региона, то там проект выдвинутого США транстихоокеанского договора о создании зоны свободной торговли без участия Китая, по оценке «Монд», явно зашел в тупик.

В Европе Франция поддерживает глобализацию, но такую, которая основана на общих правилах для всех игроков мирового рынка, считает президент страны Франсуа Олланд. В ходе саммита «Большой двадцатки» в Ханчжоу французский лидер не стал открыто говорить о существующих между Парижем и Вашингтоном разногласиях, но подчеркнул, что «не будет подписывать какие-либо соглашения, которые не основаны на этих общих принципах». «Мы за открытый рынок, за торговые обмены, но на определенных условиях», – заключил Франсуа Олланд.

Стремление участников трансатлантических переговоров обеспечить их практически полную секретность выглядит, мягко говоря, несовременно и опрометчиво. «Ибо нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы» – эта библейская мудрость в наше время стала еще более актуальной.

Но надо сделать скидку: все-таки США – страна молодая и по-прежнему учится на своих ошибках.

В Европе нарастают массовые протесты против подписания соглашения о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве
Администрация США делает все, чтобы заключить стратегическое соглашение с ЕС до окончания срока президентства Барака Обамы
Вице-канцлер, министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль заявил, что переговоры между ЕС и США «де-факто провалились»
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.