Ключ к Ближнему Востоку

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Беседу вел Тео Гуриели

Действия ВКС России в Сирии заставили Запад задуматься: а не вспомнить ли об опыте высадки в Нормандии?

Интервью «Русской мысли» с Кадри Джамилем, известным сирийским политиком и экономистом, одним из лидеров Народного фронта за перемены и освобождение, было взято накануне предпоследнего раунда женевских переговоров по мирному урегулированию конфликта в Сирии.

– Первый вопрос касается темы, которая крайне редко поднимается в публичных дебатах, в газетных статьях, в разного рода радио и телепередачах, – это огромные природные ресурсы Сирии, которые являются лакомым куском для некоторых стран НАТО. Насколько велика проекция этого фактора на политические проблемы?

– Сирия, безусловно, богата природными ресурсами. Но, если судить здраво, гораздо важнее этих ресурсов геополитический вес Сирии. Читая литературу о геополитическом значении и стратегическом положении Сирии, я не раз встречал такой тезис: Сирия – это ключ к Ближнему Востоку. Толкования здесь могут быть самые разные. Скорее всего, это надо понимать так: если Восточное Средиземноморье – двери Ближнего Востока, то Сирия, находящаяся в самом выгодном со стратегической точки зрения районе Восточного Средиземноморья, – безусловно, ключ к этой двери. Впрочем, политологам еще, видимо, предстоит найти идеально точное объяснение данного тезиса.

Геополитическая важность Сирии – это не результат развития недавних событий. Это исторический факт, пришедший к нам из далекого прошлого. Отсюда вывод: если ситуация в Сирии стабильна, стабилен и весь регион. Дестабилизация Сирии, соответственно, есть дестабилизация региона. Причем, говоря о регионе, я имею в виду огромную территорию, простирающуюся от Средиземного моря до Каспийского моря. В этот регион можно включить и земли за Каспием; ведь тектоника геополитических пластов здесь еще недостаточно изучена. Но факт остается фактом: во многих региональных событиях Сирия является ключевым фактором.

Если мы говорим о природных ресурсах, мы можем признать, что Саудовская Аравия или Ирак богаче нефтью, чем Сирия. Но с точки зрения многообразия природных ресурсов Сирия поистине уникальна. И, думается, в будущем, когда мы приступим к возрождению сирийской экономики, именно это станет залогом экономического подъема в стране. На протяжении полувека развитие сирийской экономики зависело от производства нефти, газа, пшеницы и хлопка. Но цены на них определяются мировыми рынками – то есть западными рынками. Вместе с тем в Сирии есть уникальные богатства, которые могут обеспечить реальный рост сирийской экономики. Благодаря своим ресурсам Сирия, создавая гибкую и эффективную экономику, может вообще стать примером для многих развивающихся стран.

– Значит ли это, что конфликт в Сирии вызван не только политическими движениями в стране и экспансией террористических группировок, но и теми силами за рубежами страны, которые тоже хотели бы захватить и эксплуатировать эти богатства?

– Я думаю, здесь нужно пойти дальше, глубже заглянуть в историю вопроса. Проблемы Сирии проистекают от попыток воплотить в жизнь «теорию управляемого хаоса». Полагаю, что эта теория родилась как следствие кризиса, который переживает на мировой арене американский доллар. США не хотят, чтобы конкуренты доллара – евро, рубль и юань – стали сильнее, чтобы экономики России и Китая эффективно росли. Но ресурсов самой американской экономике для международного диктата не хватает. США вынуждены уходить из разных регионов мира; достаточно посмотреть, какое отступление они ведут в Южной Америке. На Ближнем Востоке они сочли целесообразным использовать такой инструмент политики, как «управляемый хаос». Они считают возможным разрушить и воспламенить этот регион до такой степени, что ни одна из крупных держав, с которыми они соперничают на международной арене, не будет в состоянии заниматься вопросами собственного экономического развития из-за того, что вблизи их границ полыхает пожар войны. Вследствие этого никакого противовеса доллару как резервной валюты в мире не будет, и Китай или Россия не в состоянии будут добиваться превращения их валюты в резервную наряду с долларом. Вот как, на мой взгляд, обстоит дело. Результат, которого США добиваются, – это сохранение гегемонии доллара на максимально возможный по длительности период.

– Какую роль, во вашему мнению, играют в сирийском конфликте Турция и Саудовская Аравия? И какие цели преследуют?

– Начнем с того, что, как известно, в природе вакуум существовать не может. Как только США перестали играть здесь прежнюю роль, ситуация стала меняться. Постепенно стал образовываться вакуум. Саудовская Аравия, Турция, Иран и Израиль, пусть и за кулисами, стали делать попытки заполнить образовывавшийся вакуум – как собственным влиянием, так и послушными им силами. В этом процессе – корни всех проблем. США по-прежнему пытаются контролировать ситуацию, но у них не получается. Сирия начала выходить из-под контроля западных держав. Тогда и стал использоваться инструмент «управляемого хаоса».

Российская акция в Сирии стала важным шагом для всего региона. Она помогла народам осознать губительность «управляемого хаоса», она внесла ясность в соотношение сил в мире, соотношение сил в регионе, и в результате те региональные силы, которые искренне стремятся к миру и справедливости на Ближнем Востоке, сами стали заполнять образовавшийся вакуум. Без России начало этого процесса было бы более сложным и долгим. Но очевидно также, что Россия может сыграть очень большую стабилизирующую роль в регионе.

– Насколько нам известно, апрельские переговоры в Женеве являются предпоследним раундом, и тем выше ответственность сторон в деле достижения договоренностей. Какие силы, по вашему, более всего препятствуют достижению договоренностей?

– Ответ прост: экстремистские силы по обе стороны баррикад. Это те силы, которые не желают соглашения и готовы сорвать его любой ценой. И причина тут в том, что война в Сирии – очень доходный бизнес для некоторых «мафиозных» кругов. Их можно найти не только внутри оппозиции, но и внутри правящего режима. Экономическая выгода для этих кругов несравненно важнее мира, поэтому они стремятся к тому, чтобы вооруженные столкновения продолжались как можно дольше. К этому надо присовокупить политический и психологический факторы. Те личности, у которых руки по локоть в крови, боятся, что им придется нести ответ за содеянное перед сирийским народом, как только наступит мир. Преступления против сирийского народа были совершены с обеих сторон. И преступники всячески стараются отдалить день, когда их призовут к ответу.

Вместе с тем сирийский вопрос приобрел не только региональное, но и международное измерение. С одной стороны – ИГИЛ с его жестокими преступлениями, с другой – гуманитарная катастрофа, которая влияет на стабильность в Западной Европе. Именно поэтому, я считаю, приходит конец периоду «управляемого хаоса». Те, кто его планировал и проводил в жизнь, вряд ли предполагали, что волны этого хаоса докатятся до их собственного дома.

– Считаете ли вы, что победа миролюбивых сил возможна, или в самый последний момент найдутся силы, которые, осуществляя провокации, вернут все к войне?

– Мы обречены на победу. У нас нет иного выхода. Кроме того, соотношение сил в мире меняется. Мы видим, что с момента первого российско-китайского вето в Совбезе по сирийскому вопросу в мире произошли серьезные перемены: однополярный мир исчез. Получается, что империя, которую создавали Соединенные Штаты, оказалась самой непродолжительной в истории человечества: менее двадцати лет!

На наших глазах идет формирование нового мира. Его окончательное устройство нам пока представить трудно, но общие контуры уже обозначились: это многополярный мир, в котором все большую роль будут играть страны БРИКС. Их влияние станет одним из определяющих факторов на мировой арене, который будет воздействовать на региональные силы и, разумеется, на положение в Сирии. Поэтому в складывающейся международной обстановке уже нельзя отделять региональные силы от тех мировых сил, которые будут оказывать решающее влияние на международные события.

– Считаете ли вы, что курдские представители должны быть в числе делегаций, присутствующих на переговорах по мирному урегулированию?

– Обязательно, обязательно! То, что их нет там до сих пор, наводит меня на мысль, что некоторые круги на Западе пытаются подтолкнуть курдов к самоубийственным шагам. Они могут заявить: «Раз вы нас не принимаете в качестве стороны на переговорах, мы пойдем на провозглашение собственного государственного формирования, некоего квазигосударства, и будем строить собственный национальный дом». А это может привести к страшным последствиям. Знаете почему? Я думаю, что первая фаза «управляемого хаоса» предполагала использование ИГИЛ в качестве разрушительной силы. Эта фаза, благодаря операциям ВКС России, идет на убыль. Сейчас готовится осуществление второй фазы: межнациональной войны в нашем регионе. Страшно даже представить, что из себя будет представлять эта фаза: курды против арабов, арабы против турок, арабы против персов! И та бомба, которая была заложена еще в 1916 году франко-британским соглашением, получившим название «Соглашения Сайкса-Пико» и определившим сферы влияния колониальных держав в регионе, должна взорваться сейчас!

Добавим, что крупнейшие западные страны создали на руинах Оттоманской империи двадцать арабских государств, но не сделали ни малейшей попытки создать хоть какое-то курдское образование. Наоборот, они сделали так, чтобы курды оказались разбросаны по четырем странам региона. Отсюда ясно, что курдская проблема вызвана не их отношениями с арабами, турками или персами; она была создана западными странами! Сейчас элиты этих стран проливают крокодиловы слезы по поводу курдской проблемы. Но, в сущности, недобросовестные политики просто пытаются использовать ее – как шулеры используют крапленую карту.

Конечно, курдский народ имеет свои законные права, и эти права должны быть реализованы, но Западу сейчас важнее раздувать курдскую проблему, чтобы курды, которые жили в регионе на протяжении тысячелетий рядом с другими народами, ввязались в войну с этими народами, чтобы они убивали друг друга. Таким образом, западные страны будут делать вид, что они решают курдскую проблему, а на самом деле они усугубляют ее, превращая ее в серьезную региональную.

– Как вы думаете, что может стать серьезным, если не непреодолимым, препятствием на пути к мирному урегулированию в Сирии?

– Чтобы ответить на этот вопрос, я хотел бы обратиться к истории. Вспомним период перед Второй мировой войной и взаимоотношения ряда западных стран с пришедшим к власти в Германии фашистским режимом. Кстати, я специально изучал этот период, чтобы четко представить себе, как все происходило. В развитии этих отношений можно проследить четыре этапа. С 1922 по 1932 год шел завуалированный процесс финансирования западными странами фашистского государства в Италии и крепла нацистская партия в Германии. С 1933 по 1939 год фашизм развивался и укреплялся в Европе, но западные страны молча наблюдали за этим процессом. С 1939 по 1944 год в значительной степени имела место имитация борьбы с фашизмом и происходили типично локальные сражения. В 1944 году произошла высадка в Нормандии, и с этого дня уже шла настоящая совместная с СССР битва с фашизмом, начавшаяся, так сказать, в последнюю минуту.

По определению «фашизм» – это политическое движение, которое создают наиболее реакционные империалистические круги во времена кризиса. ИГИЛ – это новый фашизм в руках мирового финансового капитала. И это образование тоже прошло четыре этапа – видимо, его создатели не очень творчески подходят к своим задачам, примитивно повторяя старые схемы. Первый этап развития ИГИЛ, а также Аль-Каиды и других родственных по характеру террористических группировок, имел место с 2000 по 2005 год. То был период финансирования этих группировок за счет афганского опиума. С 2005 по 2012 год на Западе относительно террористических групп царило странное молчание; ИГИЛ и его союзники наращивали мускулы, но на Западе об этом никто не говорил. Никто даже не считал нужным направить на них объектив хотя бы одной телекамеры – ведь тогда люди начали бы понимать, что к чему. С 2012 года по сегодняшний день – это период имитации борьбы с ИГИЛ. Но сейчас действия ВКС России в Сирии заставили Запад задуматься: а не вспомнить ли об опыте высадки в Нормандии и не начать ли столь нужный четвертый этап борьбы с ИГИЛ совместно с Россией?

На днях я беседовал с моими коллегами из западных стран на эту тему и сказал им следующее. Европа смогла не допустить прихода к власти тех, кто сочувствовал фашизму и поддерживал его. Это было непросто. Но приход к власти Рузвельта и Черчилля поставил все на место, вопрос о борьбе с фашизмом был решен полностью и окончательно. А сейчас внутри западных элит снова идут дебаты вокруг такого же вопроса. От того, как он решится и насколько быстро это произойдет, зависит очень многое. Конечное решение может стать либо препятствием, либо стимулом в борьбе с новым фашизмом.

– Мой последний вопрос такой: каким вы видите регион через год, если вооруженное противостояние будет прекращено?

– Я надеюсь, что через год на нашей земле будет идти процесс, обратный тому, который имел место в последние годы. Начнется процесс объединения народов Востока, начнется движение солидарности. Я мечтаю, чтобы этот процесс шел на всех территориях от Каспия до Средиземноморья. Я надеюсь, что мы объединим свои усилия в борьбе за мир и справедливость – будет ли это в рамках какого-то союза или просто в рамках движения солидарности разных народов, не имеет особого значения. «Соглашение Сайкс-Пико» было направлено на раздробление Востока. Сейчас с помощью ИГИЛ хотят углубить это раздробление, измельчить то, что уже было раздроблено. Но наша позиция такова: если мы хотим вести наступательную, а не оборонительную войну с нашими недругами, нам надо объединяться. На мой взгляд, победа миролюбивых сил в Сирии создаст такой плацдарм, который будет иметь историческое значение для начала нового процесса: объединения народов Великого Востока против сил тьмы, террора и угнетения.

Кадри Джамиль, известный сирийский политик и экономист, один из лидеров Народного фронта за перемены и освобождение
Российская акция в Сирии стала важным шагом для всего региона
ИГИЛ – это новый фашизм в руках мирового финансового капитала

VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.