Искусство как духовное общение людей

0
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Автор: Екатерина Казанская

«Искусство освобождает нас от рабской зависимости, от практической, повседневной жизни, открывая нам волшебный мир упоения и мечты».
Огюст Роден

Художник постоянно ведет беседу со зрителем, и этот диалог идет на разных художественных языках, разными художественными средствами, но он всегда должен быть интересным, познавательным и обязательно поддерживающим и вдохновляющим.

Дорогие читатели, давайте знакомиться, меня зовут Екатерина Казанская и я – скульптор. Согласитесь, профессия редкая и, поверьте, очень непростая, так как в отличие от других видов изобразительного искусства (за исключением театра, конечно) создание скульптурного произведения состоит из множества этапов и в каждом из них участвует много народа, и на каждом этапе скульптор что-то исправляет и дорабатывает.

Моя карьера художника началась с папиной фразы: «Когда я увидел, что моей дочери, рассказывая о чем -то, проще нарисовать или слепить, чем рассказать словами, мне стало очевидно, что она должна быть художником». Мои родители художники-скульпторы, и мама всегда много занималась со мной. Я – тот счастливый случай, когда о выборе профессии думать не пришлось. Мне хотелось рисовать всегда и везде! Карандаш в руке сопровождал мои детские мечты. Персонажи сочиняемых историй, со всем окружающим их миром, всегда жили в моих альбомах. Очень часто это были животные. Яркое впечатление детства: обеденный круглый стол весь завален моими рисунками скачущих коней. И ощущение радости! Это было, когда мне шел шестой год, у бабушки, после просмотра фильма «Неуловимые мстители». Яркие впечатления всегда выражались у меня горами изрисованной бумаги.

В 11 лет я поступила в Московскую среднюю художественную школу (МСХШ) при Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова (МГХИ, ныне МАХЛ РАХ) – место, горячо любимое всеми художниками, и лучшая художественная школа в СССР. Это были чудесные годы! Кроме замечательных традиций, само местонахождение школы в Лаврушинском переулке, красивейшем районе Замоскворечья в самом центре старой Москвы, среди уютных московских двориков (да еще и знаменитая Третьяковка напротив), располагало к творчеству. А какие работы мы видели на полугодовых просмотрах, какие удивительно талантливые дети меня окружали! Уверена, что юным художникам необходимо учиться вместе, так как очень многому мы учились друг у друга.

Особенным временем для нас были летние практики – поездки в старинные города России. Это было поистине погружением в искусство, да еще и в кругу друзей. На всю жизнь запомнились две поездки – на Соловки и в Великую Губу (поселок на берегу Онежского озера, недалеко от легендарных Кижей). Каждый уголок в этих местах будто создавался для художника. Белое море с его стальной водой, северное небо с несущимися низкими облаками, камни и разноцветные мхи всех возможных видов, множество лесных озер с зеркальным отражением, корявые карельские березки и среди всего этого – идеальный архитектурный ансамбль Соловецкого монастыря. Эти картины стоят перед моими глазами уже 32 года! И конечно – северные избы и храмы Кижей, построенные без единого гвоздя, являющиеся величайшими произведениями декоративного искусства и архитектуры одновременно.

Каждый вечер мы засыпали с мечтой об утренних этюдах. И до сих пор многие идеи, родившиеся в те летние дни, я храню в рисунках и мечтаю воплотить, когда рабочий график позволит.

Увы, семь радостных лет в МСХШ пролетели очень быстро. Потом был Суриковский институт, где я училась у знаменитого советского скульптора, Героя Советского Союза, Народного художника СССР, академика Российской Академии художеств Льва Ефимовича Кербеля, человека трудной судьбы, фронтовика, автора множества монументальных памятников и прекрасного портретиста. Его советы по работе над портретом помогают мне постоянно, так как портретной скульптурой я занимаюсь много. Он научил нас изображать не модель, а свое впечатление от человека, его характер.

Суриковский институт был выбран мною из-за огромного количества часов специальности и персональной модели у каждого студента, что является роскошью для любого художника. Но, несмотря на такие блага, учились мы с большей прохладцей, чем в школе, и очень старались получить все удовольствия жизни, соответствующие возрасту. Так, однажды, в середине занятия, когда наш профессор по рисунку энергично объяснял нам что-то важное о свете и тени, дверь вдруг шумно распахнулась и в аудиторию вошел один из студентов с огромной сумкой, которая при каждом движении задорно звенела бутылками пива. «Вот и умерла песня…» – грустно сказал профессор. К счастью, песня умерла не у всех, и двое из нашей группы – Сергей Бычков и я – все же стали художниками.

Моя дипломная работа – проект памятника очень любимому мною писателю Михаилу Афанасьевичу Булгакову – была высоко оценена комиссией. Пятерка с похвалой позволила мне попасть в творческую мастерскую Российской академии художеств, организованную прекрасным скульптором и замечательным человеком Владимиром Ефимовичем Цигалем.

Народный художник, академик РАХ, профессор Владимир Ефимович с огромным уважением относился к творческой индивидуальности и поискам каждого из нас. Три года мы учились и творили под его деликатным руководством, превращаясь из старательных грамотных студентов в настоящих художников. Эти годы дали каждому из нас очень многое в творческом и профессиональном плане. Владимир Ефимович привил нам понимание того, что искусство должно быть выразительным, а не натуральным, что художник должен изображать не предмет или событие, а свое впечатление от них, эмоции, вызванные увиденным. Только тогда можно открыть зрителю что-то новое, чего он не знал или не замечал раньше.

«Искусство не существует вне жизни. Когда скульптор хочет интерпретировать радость, боль, какую-либо страсть, он сумеет взволновать нас лишь в том случае, если владеет средством вдохнуть жизнь в сотворенные им существа». Эти слова великого скульптора Огюста Родена не раз говорил нам Владимир Ефимович. Именно в те годы я поняла: базируясь на основе наблюдаемой действительности, необходимо ее пропустить через себя, прочувствовать и быть предельно искренней, делясь своими эмоциями и впечатлением. Лишь тогда получится произведение искусства и у художника появится свой неповторимый стиль. И ни в коем случае художник не должен вымучивать из себя оригинальность или стремиться к внешней привлекательности работ для зрителя.

Меня всегда вдохновляет природа, ее удивительная гармония. «Прекрасное в искусстве – это правда, слитая с впечатлением, полученным нами от природы», – считал Камиль Коро. Десять лет назад мне наконец посчастливилось перебраться из суетливой Москвы за город. Теперь все мелкие вещи я стараюсь лепить дома. Вид сосен из окон и огромные поля с перелесками создают прекрасную атмосферу для творчества. Кроме того, с самого детства есть у меня еще одна большая любовь – лошади. Особенно счастливые дни я начинаю с верховой езды. Проскакав все окрестные поля, возвращаюсь домой, пью чай, глядя на сосны, и приступаю к работе. Именно об этом я мечтала в детстве с карандашом в руках!

Большую часть моих станковых работ составляет анималистическая скульптура. Очень люблю наблюдать за животными. Их характеры, эмоции и отношения между собой во многом похожи на детские – искренние и открытые. Мне посчастливилось шесть лет преподавать в Павловской гимназии. К моему удивлению, в работе с детьми порой очень помогал мягко решать возникающие проблемы мой большой опыт общения с лошадьми и собаками.

Изображая животных, я уделяю особое внимание характеру персонажа и только потом – совершенству формы. Я делаю портреты животных. Так возникли «Портрет Рема» – моей любимой, умной и вредной собаки – и «Мамаша» – другая наша собака, глыба, переполненная гордостью за свое крошечное дитя, защищающая его всем своим существом.

Тема кур в моем творчестве возникла не только от любви к сельской жизни. Одного объема мне всегда было мало, очень хотелось ввести в работу цвет. Писать я любила всегда, само ощущение кисти в руке доставляет удовольствие. Куры, очень удачно сочетающие огромную декоративность окрасок и форм, натолкнули на мысль сделать серию цветной керамики, а потом и начать красить бронзу. Так возникла большая серия «Птичий двор». Эта композиция включает в себя 18 работ, но выставить их вместе мне, увы, так и не удалось. Судьба разлучила их, они были приобретены в разные коллекции. Мечтаю все же собрать их на одной выставке. Лучше в ландшафте и под открытым небом. Уверена – это лучшая среда для скульптуры, а также и экзамен на качество произведения: хорошая скульптура всегда выглядит гармонично в пейзаже, становится его частью и украшением одновременно – плохую же хочется немедленно убрать.

Еще один род моей деятельности – заказные городские и интерьерные работы. Порой заказы бывают малоинтересные, очень ограниченные в возможности что-то придумывать, но я абсолютно не согласна с теми художниками, которые считают заказные работы недостаточно творческими. Какой бы ни был заказ, когда лепишь, работа с объемом, фактурой, переходы одной формы в другую так захватывают, приносят такую радость, что любая работа становится творческой. Мало кто из художников думает о заработке во время работы: когда лепишь, забываешь, заказная это работа или нет, заплатят тебе за нее или нет. Просто наслаждаешься процессом, пока не будешь доволен результатом своего труда. Ведь самый главный, строгий и придирчивый заказчик – сам художник. Порой работа уже давно принята, а я еще недовольна, все исправляю и доделываю.

То, что мои работы относятся, безусловно, к реалистическому направлению в скульптуре, совершенно не означает, что мне малоинтересны все виды современного искусства. Мне очень нравится некоторая театральность в современном искусстве, умение авторов на несколько дней трансформировать помещение галереи или ландшафт в нечто волшебное, нарушая плоскости и создавая свое собственное пространство. Потрясли меня кинетические скульптуры Тео Янсена – диковинные существа, сделанные из водопроводных труб. Эти волшебные гиганты неторопливо гуляют по песчаному берегу вдоль волн. Этот подход – абсолютная противоположность тому, чему нас учили много лет, и свидетельство того, как сильно изменился наш мир. И это безумно интересно! Я не приемлю только откровенного хулиганства в искусстве, заменяющего профессионализм и талант скандальностью.

И тем не менее, глядя на все новые и интересные течения, я все больше убеждаюсь, что визитной карточкой российской скульптуры была и остается прекрасная академическая школа, единственная в своем роде. Российская школа реалистической скульптуры имеет замечательные традиции и поистине является одним из достояний России. Уверена, именно она интересна зрителю как единственная в мире современного искусства сохранившая традиции классической скульптурной школы.

Изобразительное искусство – удивительное явление в человеческой жизни. Сопровождая людей от сотворения мира, оно (казалось бы, такое бесполезное) абсолютно необходимо каждому из нас.

Врез:
Творческая биография

Екатерина Казанская родилась в Москве в 1966 году в семье скульпторов. Закончила МСХШ при МГХИ им. В.И. Сурикова, а затем МГХИ им. В.И. Сурикова (мастерская проф. Л.Е. Кербеля). Еще студенткой начала активно выставляться и участвовать в масштабных скульптурных проектах, выполнила серию скульптурных рельефов для Дворца культуры Елабужского автозавода (в соавторстве с С.Ю. Бычковым) и рельеф для Саратовского театра драмы. В 1989 году дипломная работа – проект памятника М.А. Булгакову – была выдвинута на золотую медаль Российской академии художеств (РАХ). В 1991 стала стипендиаткой РАХ и была принята в творческую мастерскую РАХ под руководством В.Е. Цыгаля, которую закончила в 1994 году.

Член Московского союза художников и Объединения московских скульпторов с 1993 года. С 1994 по 1997 год жила и работала в США , где помимо скульптуры много занималась графикой и живописью. Участник российских и международных выставок в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Вашингтоне, Сиэтле и др. городах.

В 2009 году работы Казанской были выставлены в Русском музее на выставке «Шаг к бронзе», организованной фондом Арт-Линия и Русским музеем. Также с фондом Арт-Линия принимала участие в выставках в музее Царицыно и совместной с Русским музеем выставке «Спорт в искусстве» в Малом Манеже.

За высокое качество работ и активную выставочную деятельность Екатерина Казанская была награждена дипломом и благодарностью Российской академии художеств и дипломами и медалью Московского союза художников. Ее работы приобретены в коллекции Третьяковской галереи, Русского музея и частные коллекции в России, США и Великобритании.

Скульптор Екатерина Казанская
«Сфинкс или кошка экзотической породы», 1998
«Японский петух», 2014 (серия «Птичий двор»)
«Наседка», 2008
«Птица», 2008
«Курочка-пеструшка
«Красавец», 2008
«Рябой петух», 2008 (приобретен в коллекцию Третьяковской галереи)
«Петух», 2008
«Наездница», 2009
«Поцелуй», 2008
«Натюрморт берейтера», 2009
«Девочка с кружевом», 1993 (серия «Кружевной рынок»)
«Сон», 1994
«Мамаша», 1993
В процессе работы над памятником лауреату Нобелевской премии по физике, академику Прохорову (установлен в 2015 в Москве, на Ленинском проспекте)
«Натюрморт в мастерской художника», 2006
«Старая арабская кобыла», 2015
VN:F [1.9.16_1159]
Rating: 0 (from 0 votes)

Комментарии закрыты.